Изучение влияния сбора пуха обыкновенной гаги в Онежском заливе Белого моря на успешность гнездования

Проект РГГ и Баренц-отделения WWF России

(начало выполнения проекта – 2019 г.)

Сбор гнездового пуха обыкновенной гаги (Somateria mollissima) для использования его в качестве утеплителя практикуется в ряде скандинавских стран, в Северной Америке и России на протяжении нескольких сотен лет. Специфика этого вида деятельности такова, что при грамотной организации процесса сбор пуха сочетается с охраной гнездовий, научными исследованиями и экологическим просвещением, а в противном случае влечёт за собой разрушение гнездовий [1]. К настоящему моменту во всех странах, в которых производится сбор пуха, кроме России, имеются законы, регламентирующие этот процесс, а также давние традиции и/или научные исследования, благодаря которым сбор пуха производится безопасным для птиц способом [2].

Гнездо обыкновенной гаги

Коммерческий сбор пуха в России после долгого перерыва начался в последние 15–20 лет, всё это время проводился без научного сопровождения и не регулировался никакими законами. Одним из основных мест работы коммерческих сборщиков пуха стал Онежский залив Белого моря, привлекающий сборщиков лёгкой доступностью, большим количеством гнездящихся гаг и отсутствием ООПТ. Это и определило место нашей работы. Сбор пуха в Онежском заливе производится в июне, во время гнездового периода, в найденных гнёздах сборщики заменяют пух принесённым с собой сеном.

Один из островов в Онежском заливе, на котором собирают гагачий пух

Работа по проекту включает мониторинг состояния гагачьих гнездовий в Онежском заливе (вне Соловецких островов), оценку влияния сбора пуха на успешность гнездования, разработку методики сбора пуха и подготовку научных рекомендаций для принятия законов, регулирующих сбор пуха, в которых остро нуждается отечественное законодательство.

Орнитолог Ю. А. Быков за работой. Острова Онежского залива, 2020 г.

Предварительное выборочное обследование гагачьих гнездовий на островах Онежского залива было проведено в июне – июле 2019 г. (обследовано 23 острова). В июне 2020 г. работа была продолжена: обследован 31 остров, из них 21 остров посещался дважды, первый раз во время сбора пуха и повторно через 7–10 дней для оценки последствий его сбора. Работа проводилась совместно с Арктической пуховой компанией «РУ-ИС» – одной из трёх коммерческих компаний, занимающихся в настоящий момент сбором пуха в Онежском заливе, и единственной из них, стремящейся работать в сотрудничестве с орнитологами.

Замена пуха в гнезде на сено

Предварительные результаты первых лет работы позволяют предположить, что при однократном посещении гнездовий и замене пуха сеном во второй половине насиживания (не ранее 10–12 июня для Онежского залива) самки продолжают насиживание и благополучно выводят птенцов.

Самка гаги на гнезде

Доля гнёзд, разорённых естественными врагами гаги (орлан-белохвост, серая ворона, крупные чайки), одинакова для гнёзд с пухом и гнёзд с сеном. На островах, где производился сбор пуха, процент разорённых гнёзд не превышает среднего значения для островов, где сбор пуха не производится [3].

Успешное вылупление птенцов в гнёздах, где пух был замёнен на сено во второй половине насиживания (2019 и 2020 гг.)

Вместе с тем, состояние гнездовий на некоторых островах заставляло предположить, что они либо посещались неоднократно разными сборщиками, либо сбор пуха на них производился совершенно варварскими методами. Там было обнаружено 34 гнезда, в которых практически отсутствовала выстилка; она лишь в незначительном количестве оставалась по краям, а в лотке была изъята полностью, до земли. В таких гнёздах были либо яйца, расклёванные пернатыми хищниками (38,2 % гнёзд), либо, даже при успешном вылуплении птенцов из части яиц, погибшие яйца и птенцы [2].

Погибшие яйцо и птенец в гнезде, из которого был изъят весь пух (2019 г.)

1. Bédard J., Nadeau A., Giroux J.-F., Savard J.-P. L. 2008. Eiderdown: Characteristics and Harvesting Procedures. – Société Duvetnor Ltée and Canadian Wildlife Service, Environment Canada, Quebec Region, Quebec: 1–52.

2.  Горяшко А. 2019. Сбор гагачьего пуха в России: история, проблемы и решения. – Казарка, 21: 13–49.

3. Горяшко Н. А., Быков Ю. А., Поповкина А. Б. 2020. Состояние гнездовой популяции обыкновенной гаги в Онежском заливе Белого моря и влияние на неё сбора пуха. – Казарка, 22: 108–133.

Учет численности морских уток вдоль побережий Баренцева и Карского морей

Совместный проект РГГ, Института проблем экологии и эволюции им. А.Н. Северцова РАН и АНО «Общество дикой природы» (в рамках проекта «Учёт численности и плотности распределения белых медведей с использованием сверхлёгкой авиации для оценки вероятности конфликтных ситуаций «человек – белый медведь» в зоне ответственности ПАО «НК «Роснефть» в Карском море»); 2018 г.

Впервые в России выполнен тотальный учёт морских уток в зоне припайного льда в Карском и Баренцевом морях в весенний период.

Авиационные учёты морских уток были проведены в период с 15 по 29 мая 2018 г. в рамках работ по учёту морских млекопитающих, выполняемых РГГ совместно с Институтом проблем экологии и эволюции им. А.Н. Северцова РАН. Выполнены облёт и аэровизуальные наблюдения с фоторегистрацией птиц по маршруту: г. Нарьян-Мар – остров Вайгач – побережье Карского моря в районе пос. Амдерма – западное побережье полуострова Ямал – остров Белый – пос. Диксон – мыс Стерлегова (северо-западный Таймыр). Общая протяжённость маршрутов составила 6035 км. Длина маршрутов только над морем – 4959 км. Площадь обследованной территории – 969 834 га.

Учёт был выполнен на базе легкомоторного гидросамолета СТЕРХ 1С.

Метеоусловия (скорость и направление ветра, снег, температуру воздуха и высоту нижней границы облачности) оценивали по данным сайта https://www.windy.com, предполётную детализацию учётных маршрутов производили с использованием ледовых карт, передаваемых ежедневно из ИПЭЭ РАН.

Самолет СТЕРХ 1С около метеостанции им. М.В. Попова (о-в Белый, ЯНАО)

Маршруты авиаучётов в мае 2018 г.

 

Стаи гаги-гребенушки и морянки (примеры фоторегистрации)

Всего за период работ учтено и закартографировано 50 965 гаг-гребенушек (Somateria spectabilis), 15 603 морянок (Clangula hyemalis) и 851 турпанов (Melanitta fusca).

Распределение мест регистрации трёх видов морских уток в период авиаучёта (май 2018 г.)

Для решения проблем сохранения и рационального использования ресурсов водоплавающих птиц необходим долговременный и, по возможности, круглогодичный мониторинг. Осуществление таких работ на огромных по площади территориях Российской Арктики невозможно без применения новых технических средств и информационных технологий. Материалы, полученные в ходе выполнения данного проекта, могут служить «отправной точкой» при планировании системы мониторинга с использованием таких методов.

Результаты работ и объём полученных данных доказали эффективность применения сверхлёгкой авиации для исследований на труднодоступной и обширной территории в нелёгких погодных условиях. В дальнейшем для понимания статуса популяций массовых видов морских уток необходимо расширить полосу учётов и проводить весенние учёты не реже 1 раза в пять лет.

Фото-отчёт об экспедиции доступен по ссылке: https://photos.app.goo.gl/cYfvNXWbq8vr8QZK6

 

 

 

Изучение состояний популяций редких видов гусеобразных ЯНАО (с применением ГИС технологий) и разработка системы мониторинга и комплекса мероприятий для их сохранения

Проект РГГ и НП Международного экспедиционного центра «Арктика»; 2015–2016 гг.

В новое готовящееся издание Красной книги России предложено внести лесного гуменника (Anser f. fabalis) и европейскую популяцию малого лебедя (Cygnus bewickii), однако границы их ареалов до сих пор точно не установлены. Целью работ по проекту было выявление популяционных параметров, динамики и характера миграций лесного гуменника, малого лебедя и пискульки (Anser erythropus) в Ямало-Ненецком автономном округе.

В рамках этого исследования совместно с сотрудниками государственного биологического заказника регионального значения «Собты-Юганский» ГКУ «Служба по охране биоресурсов ЯНАО» 18–19 июля 2015 г. проведено обследование бассейна реки Собты-Юган с целью определения мест гнездования, нагула и летней линьки лесного гуменника. Подтверждено существование в гнездовой период трёх мест нагула в среднем течении реки, на территории заказника «Собты-Юганский». Характер следов и съеденного травостоя позволяет утверждать о присутствии на реке как минимум 2 или 3 гнездящихся пар гусей с выводком 2015 года. Мест линьки лесного гуменника на реке не обнаружено. Летний сезон 2015 года в бассейне реки Собты-Юган для водоплавающих птиц можно считать благоприятным. Высокий (выше среднемноголетнего) уровень воды в реке способствовал увеличению числа мест гнездования и нагула, пригодных для водоплавающих и околоводных птиц, включая гусеобразных. Относительно тёплая температура воздуха и воды в июне – июле, а также отсутствие лесных и луговых пожаров благоприятно повлияли на произрастание растений в бассейне реки, что, в свою очередь, обеспечило птиц обильной кормовой базой. В дальнейшем планируется продолжить исследование успеха размножения лесного гуменника в бассейне реки Собты-Юган.

Совместно с сотрудниками государственного природного заповедника «Верхне-Тазовский» 27 июля 2015 года проведены исследования бассейна реки Цыполькы (Шиполькы) Красноселькупского района Ямало-Ненецкого автономного округа с целью выявления мест гнездования, нагула и летней линьки лесного гуменника. Окольцовано и помечено цветными ошейниками четыре молодых особи лесного гуменника. Данные по мечению предоставлены коллегам из стран зимовочного ареала. В следующем году планируется продолжить работы по мечению лесного гуменника спутниковыми передатчиками.

Динамика численности малых лебедей, зимующих на побережье Северного моря и в дельте Эвроса

В настоящее время число традиционно зимующих на побережье Северного моря малых лебедей уменьшилось: если в 1995 г. их здесь зимовало 29 000, то в 2010 г. – всего 18 000. Причина этого драматического и продолжающегося падения численности так и не выяснена до конца. В то же время число лебедей, зимующих в Греции, вдоль побережья Средиземного моря резко возросло. В прошлом малый лебедь на зимовке был здесь редок: до 1997 г. известны только восемь наблюдений 21 птицы. С 1997 г. малых лебедей отмечают каждый год в дельте Эвроса, а в январе 2016 г. здесь было зарегистрировано максимальное число зимующих малых лебедей – 5300 птиц. Кроме того, в дельте Эвроса отмечали птиц, помеченных ошейниками в дельте Печоры и в Нидерландах.

Стая малых лебедей в дельте Эвроса (Греция)

На осеннем пролёте малые лебеди стали встречаться в Нижнем Двуобье. Что же происходит с малым лебедем? Перемещаются ли места его зимовок с побережья Северного моря на Средиземное? Если это так, то каковы причины? Где гнездятся малые лебеди, зимующие в Греции? Где проходит миграционный путь этой новой «популяции»? Существует ли строгая граница между ареалами западной популяции малого лебедя и восточной, зимующей в Китае, Японии и Корее, или между этими популяциями происходит обмен особями? Что же в действительности обусловило наблюдающийся в настоящее время спад численности на побережье Северного моря и как остановить его? Только создание специальных скоординированных программ по мечению малого лебедя может помочь найти ответ на эти вопросы.

Так, вполне вероятно, что концентрирующиеся в Байдарацкой губе малые лебеди относятся как к европейской, так и к азиатской популяции. Главным результатом исследований 2015 года можно назвать сенсационные данные, полученные по миграции малого лебедя. В августе 2015 г. 6 малых лебедей были помечены GSM передатчиками ECOTONE (Польша); ещё 17, а также один лебедь-кликун – цветными пластиковыми ошейниками.

Первые лебеди, помеченные передатчиками, покинули тундру 11 сентября. Три птицы полетели в Китай, пересекая пустыню Гоби через Монголию, и 1 ноября первая из них достигла озера Поянг; ещё два лебедя прилетели туда 28 ноября. Ещё двух малых лебедей, помеченных ошейниками, видели китайские орнитологи. Два лебедя полетели вдоль Оби через Северный Казахстан в дельту Волги. Один из них, повернув на запад, пересёк Азовское и Чёрное моря, 10 декабря прилетел в Болгарию, а 13 декабря – в дельту Эвроса (Греция). Второй лебедь, полетевший на запад, остался на зимовку в дельте Волги; декабрь он провел в Казахстане на границе с Астраханской областью, а в январе переместился в Российскую часть дельты.

Лебедя-кликуна видели 10 и 11 января 2016 г. в Германии в 200 км к востоку от Гамбурга. Таким образом, гипотеза о том, что взрослый кликун мог «увлечь за собой» молодых малых лебедей, линявших с ним в одной стае, не подтвердилась.

Выпуск лебедя-кликуна, помеченного ошейником в Байдарацкой губе (август 2015 г.)

Лебедь-кликун, помеченный в Байдарацкой губе,  на зимовке в Германии (январь 2016 г.)

Таким образом, птицы, помеченные в одном месте и в один день, оказались разделены на зимовках расстоянием более чем в 8200 км – это расстояние между двумя группами лебедей с Ямала, зимующими в Китае и Греции. То, что птицы ямальской популяции зимуют как в Китае, так и на Каспии и в Причерноморье, ставит по-другому вопрос о границе западной и восточной популяции вида.

Карта путей миграции 5 малых лебедей, помеченных GSM передатчиками на Ямале в августе 2015 г.

Кроме того, пролётный путь и зимовки ямальского малого лебедя открывают большие перспективы для научного сотрудничества с Китаем. Ранее считали, что китайские зимовки используют птицы, гнездящиеся на центральном Таймыре и восточнее.

Согласно предыдущим данным мечения ошейниками и передатчиками, малые лебеди западной популяции не гнездятся восточнее Вайгача и центра Югорского полуострова. Вероятно, лебеди, встречающиеся на побережье Байдарацкой губы к западу вплоть до устья Кары должны принадлежать азиатской популяции. А вот где сейчас проходит граница – это надо устанавливать путём мечения в разных местах от Амдермы до Усть-Кары. При росте численности вид (в нашем случае популяция) расширяет ареал и осваивает не только новые места гнездования, но и новые места зимовок, который он «открывает» для себя с помощью других видов, летящих тем же миграционным маршрутом. Например, осенний путь пролёта ямальской краснозобой казарки практически совпал с путём миграции малого лебедя.

Пути миграций краснозобой казарки (зелёный) и малых лебедей (жёлтый), помеченных передатчиками на Ямале

Выявление новых ключевых мест обитания пискульки – одного из глобально угрожаемых видов, 99% мировой популяции которого обитает в ЯНАО, необходимо для грамотного планирования сети ООПТ. Для этого в августе 2015 г. с применением сверхлёгкой авиации проведено обследование южной части полуострова Ямал и побережья Байдарацкой губы. Распределение выводков, линных концентраций и предмиграционных скоплений пискульки показало, что, вероятно, гнездовой ареал этого вида расширяется к северу. Найдено 6 новых мест гнездования и линьки пискульки. Успех размножения вида в районе работ оценен как средний.

В сентябре 2015 г. было проведено авиаобследование Двуобья – основного коридора осенней миграции пискульки, краснозобой казарки и малого лебедя, а также побережья Карского, Баренцева и Белого моря. Общая протяжённость маршрутных учётов составила более 15 000 км. Получены абсолютно новые, уникальные сведения о динамике и путях осенней миграции более 20 видов гусеобразных птиц, гнездящихся в ЯНАО. На базе полученных данных Администрации ЯНАО, НАО и ХМАО-Югры будут предложены рекомендации по изменению параметров охоты для выведения редких видов из-под её пресса, а также список ключевых мест, в которых необходимо создать ООПТ для охраны гусеобразных птиц. Очевидно, что необходимо создание новых ООПТ на ключевых территориях для пискульки и малого лебедя.

Концентрации пискульки (слева) и малого лебедя (справа) на осеннем пролёте, выявленные в сентябре 2015 г.

Осенние концентрации пискульки (зелёная заливка) и территории существующих ООПТ (розовая заливка)

 

Результаты экспедиции 2015 года были доложены на Международной конференции «Гусеобразные Северной Евразии: изучение, сохранение и рациональное использование»  (г. Салехард, 30 ноября – 6 декабря 2015 г.):

«Гусеобразные ЯНАО: некоторые итоги и перспективы изучения и сохранения» (С. Б. Розенфельд)

«Использование североамериканского опыта для сохранения и рационального использования гусеобразных птиц в Западной Сибири» (С. Б. Розенфельд, Г. В. Киртаев, М. Ю. Соловьёв, М. Н. Иванов)

«С Ямала в Китай: новые сведения о распространении, продуктивности и миграциях малого лебедя» (Д. Ванжелюв, С. Розенфельд, С. Казанцидис, Г. Киртаев, К. Литвин, В. Морозов)

«Осенняя миграция пискульки в ЯНАО, НАО и Архангельской области» (С. Б. Розенфельд)

«Определение водоплавающих при проведении авиаучётов» (С. Б. Розенфельд)

«Лесной гуменник в ЯНАО» (Д. О. Замятин)

Отчёт об экспедиции 2015 года и уникальных данных, полученных по малому лебедю на Ямале, а также информация о других проектах, в том числе по краснозобой казарке и сапсану, доступны в сети интернет:

http://odnature.naturalsciences.be/bebirds/blog_swans/
http://odnature.naturalsciences.be/bebirds/research/research-programmes

Фото-отчёты об экспедициях:

https://goo.gl/photos/qDmWGHghFLgwnrgq7

https://goo.gl/photos/ETBq6VkKttXx8VhB8

 

 

Мониторинг городских популяций водоплавающих птиц
(на примере г. Москвы)

Основная задача проекта – сравнительный анализ многолетних рядов данных, характеризующих численность и размещение отдельных видов водоплавающих птиц в пределах разнородных городских местообитаний, оценка влияния на эти процессы естественных погодно-климатических и антропогенных социально-экономических факторов и их сочетания. Предусматривается продолжение сбора и накопления данных о структуре микропопуляций и динамике осваиваемых ими биогеоценозов. Следующая задача, вытекающая из первой – выявление механизмов дифференцировки и обособления городской и природной экологических популяций в процессе освоения урбанизированной среды обитания. Определённое внимание уделяется также оценке основных параметров водных и околоводных биогеоценозов, различающихся по степени предпочтения водоплавающими на разных стадиях годового цикла, состояния местообитаний, степени их использования и антропогенной трансформации.

 

 

Общий план работы:

  • проведение тотальных ежегодных зимних обследований незамерзающих участков водоёмов в пределах Москвы и последующие одновременные учёты птиц силами коллектива орнитологов и любителей птиц, биологических классов школ, экологических школьных объединений и других организаций и частных лиц;

 

 

  • проведение ежегодных летних учётов численности, размещения и динамики размножения городской группировки водоплавающих птиц;
  • картографирование размещения группировок водоплавающих птиц на фоне гидрографической сети города;
  • анализ динамики численности и пространственного размещения группировок, выделение участков оседлого обитания, размножения, зимнего пребывания и связей между отдельными группировками по многолетним данным;

 

 

  • изучение половой и возрастной структуры популяции и её динамики в разные фазы годового цикла;
  • мониторинг антропогенной трансформации экосистем водоёмов и качества среды обитания по отношению к населяющим их группировкам птиц.

 

 

Результаты, полученные к настоящему времени:

 

  • проведена инвентаризация городских водоёмов по собственным и фондовым материалам;
  • собраны данные по изменению социально-экономической и градостроительной обстановки в Москве более чем за 30 лет;

 

 

  • разработана программа мониторинга городской популяции водоплавающих птиц и её отдельных структурных единиц;
  • опубликовано методическое пособие по проведению учётов водоплавающих птиц в городах, где даны также рекомендации по определению возраста птенцов кряквы и огаря;

 

 

  • проведено обследование и определены динамика и сроки размножения основных видов водоплавающих птиц на городских водоёмах;

 

 

  • выявлены основные места скоплений и направления локальных сезонных перемещений группировок водоплавающих птиц;
  • прослежено неуклонное увеличение числа зимующих в Москве видов водоплавающих птиц;
  • выявлена корреляция динамики численности популяции с природно-климатическими и социально-экономическими (благосостояние населения) факторами в период с 1985 по 1999 гг.;

 

 

  • накоплены многолетние (30 сезонов) ряды данных по пространственной структуре и динамике зимнего населения водоплавающих птиц в границах мегаполиса;
  • виды с сокращающейся численностью и неустойчивой динамикой распределения внесены в Красную книгу города Москвы (2011), в которой предложены и меры по стабилизации условий их обитания;
  • параметры размножения городских популяций доминирующих и малочисленных видов водоплавающих птиц с 1998 г. по настоящее время внесены в базу данных;
  • создана (совместно с Н. Кудрявцевым) интерактивная карта летнего размещения (июнь-июль 2014 г.), а также размещения и состава зимовочных скоплений водоплавающих птиц в Москве по данным на середину января 2015 г..

 

Результаты учётов водоплавающих птиц в Москве в 2018 году представлены и проанализированы в презентациях:

34-й зимний учёт (21 января 2018 г.)

21-й летний учёт (июнь–июль 2018 г.)

35-й зимний учёт (20 января 2019 г.)

22-й летний учёт (июнь – июль 2019 г.)

36-й зимний учёт (19 января 2020 г.)

23-й летний учёт (июнь – июль 2020 г.)

37-й зимний учёт (17 января 2021 г.)

Результаты работы по проекту отражены в публикациях:

 

Авилова К. В. 2001. Структура популяции зимующих в Москве крякв и факторы, определяющие ее динамику. – Актуальные проблемы изучения и охраны птиц Восточной Европы и Северной Азии. Материалы международной конференции (XI орнитол. конференция). Казань, изд-во «Майбугат йорты»: 28–29.

Авилова К. В. 2002. История формирования городской группировки кряквы в Москве. – Казарка, 7: 240–255.

Авилова К. В. 2002. Влияние температуры воздуха на численность зимующих в Москве уток-крякв (Anas platyrhynchos L.) в 1985–2002 гг. – Многолетняя динамика птиц и млекопитающих в связи с глобальными изменениями климата. Материалы международного симпозиума (11–16 ноября 2002 г.). Казань, ЗАО «Новое знание»: 144–150.

Авилова К. В., Поповкина А. Б., Еремкин Г. С. 2003. Учет водоплавающих птиц в городе. Методическое пособие по проведению учетов водоплавающих птиц в городах. М., Департамент природопользования и охраны окружающей среды г. Москвы: 1–16.

Авилова К. В., Ерёмкин Г. С., Поповкина А. Б. 2003. Современное состояние городских группировок гусеобразных в Москве. – Современное состояние популяций, управление ресурсами и охрана гусеобразных птиц Северной Евразии: Тезисы докл. Междунар. симпозиума (23–28 апреля 2003 г., г. Олонец, Республика Карелия, Россия). Петрозаводск: 5–6.

Авилова К. В., Поповкина А. Б., Еремкин Г. С. 2003. Динамика численности и распределения водоплавающих птиц Москвы: 1998–2001 гг. – Животные в городе. Материалы Второй научно-практической конференции. Москва, ИПЭЭ РАН: 64–66.

Avilova K. V., Popovkina A. B., Eremkin G. S. 2003. The development of urban wildfowl populations in Moscow, Russia. – Die Vogelwarte, B. 42, Heft 1–2 (Abstract Volume, 4th Conference of the European Ornithologists’ Union, Chemnitz, Germany 16–21 August 2003): 11.

Авилова К. В. 2004. Структура популяции водоплавающих птиц урбанизированной территории в свете концепции биологического сигнального поля (на примере Москвы). – Актуальные проблемы экологии и природопользования. Вып. 5–6. Системная экология. М., изд-во РУДН: 82–86.

Авилова К. В. 2004. Водоплавающие птицы Москвы. Общий очерк. – Животные в Москве. (ред. Минин А. А., Глазов М. В.). М., изд-во «Пасьва»:12–15.

Авилова К. В., Поповкина А. Б. 2004. Многолетняя динамика численности зимующих в Москве водоплавающих птиц: 1985–2004. – Облiк птахiв: пiдходи, методики, результати (Збiрник наукових статей другоi миждународноi науково-практичноi конференцii, 26–30 квiтня 2004 р.). Житомир, Мiн-во аграрноi полiтики Украiни, Державний агроекологiчний унiверситет: 67–70.

Авилова К. В., Поповкина А. Б., Сметанин И. С. 2007. Роль Московского зоопарка в поддержании городской группировки гусеобразных птиц. – Орнитологические исследования в зоопарках и питомниках. Вып. 2. М.: 21–30.

Авилова К. В. 2006. Итоги летних учетов выводков водоплавающих птиц в г. Москве. – Птицы Москвы и Подмосковья – 2004. М., изд-во КМК: 88–89.

Авилова К. В. 2009. Интродуцированные виды водоплавающих птиц в городах Европы: тенденции и перспективы. – Материалы конференции «Сохранение разнообразия животных и охотничье хозяйство России». М.: 113–115.

Авилова К. В. 2009. Результаты 25-го юбилейного учета водоплавающих птиц в Москве 18 января 2009 г. – Московка (Новости программы «Птицы Москвы и Подмосковья»), 9: 20–28.

Авилова К. В. 2010. Динамика численности и показатели размножения городской популяции кряквы Anas platyrhynchos L. с 1998 по 2009 гг. (на примере Москвы). – Бутурлинский сборник: Материалы III Всероссийских Бутурлинских чтений. – Ульяновск, изд-во «Корпорация технологий продвижения»: 80–88.

Авилова К. В. 2009. Динамика численности и распространения редких видов водоплавающих птиц в Москве. – Материалы 4-го совещания «Распространение и экология редких видов птиц Нечерноземного центра России» (Москва, 12–13 декабря 2009 г.) М.: 154–158.

Авилова К. В. 2010. Двадцать пять лет зимним учетам водоплавающих птиц в г. Москве. – Московка (Новости программы «Птицы Москвы и Подмосковья»), 11: 4–8.

Авилова К. В. 2011. Результаты 27-го учета зимующих в Москве водоплавающих птиц. – Московка (Новости программы «Птицы Москвы и Подмосковья»), 13: 7–9.

Авилова К. В., Сметанин И. С. 2012. Результаты 28-го учёта зимующих в Москве водоплавающих птиц. – Московка (Новости программы «Птицы Москвы и Подмосковья»), 15: 6–10.

Авилова К. В. 2012.  Результаты 15-го летнего учёта водоплавающих птиц в Москве в июле 2012 г. – Московка (Новости программы «Птицы Москвы и Подмосковья»), 16: 2–6.

Авилова К.В. 2013. Результаты 29-го общемосковского учёта зимующих водоплавающих птиц 20 января 2013 года. – Московка (Новости программы «Птицы Москвы и Подмосковья»), 17: 3–7.

Авилова К.В. 2014. Юбилейный учёт показал рекордную численность уток! Результаты 30-го зимнего учёта водоплавающих птиц 19 января 2014. – Московка (Новости программы «Птицы Москвы и Подмосковья»), 19: 5–9.

Авилова К.В. 2014. Гоголь (Bucephala clangula) в Москве: история интродукции утки-дуплогнездника. – Птицы-дуплогнездники как модельные объекты в решении проблем популяционной экологии и эволюции (Материалы международной конференции). М: 5–12.

Авилова К.В. 2014. Редкие виды водоплавающих птиц в Москве: динамика численности и распространения с 1985 по 2014 гг. – Распространение и экология редких видов птиц Нечерноземного центра России (Материалы 5-го совещания, Москва, 6–7 декабря 2014 г.) М.: 93–95.

Авилова К. В. 2016. Жизненный цикл и динамика численности городской популяции кряквы (Anas platyrhynchos, Anseriformes, Anatidae) в Москве. – Зоологический журнал, 95 (12): 1427–1440.

Авилова К. В. 2018. Результаты 34-го учёта зимующих водоплавающих птиц в Москве 21 января 2018 года. – Московка (Новости программы «Птицы Москвы и Подмосковья»), 27: 4–10.

Авилова К. В. 2018. Результаты 21-го летнего учёта водоплавающих птиц в Москве. – Московка (Новости программы «Птицы Москвы и Подмосковья»), 28: 9–15.

Авилова К. В. 2018. Структура и долговременная динамика населения кряквы (Anas platyrhynchos, Anseriformes, Anatidae) в Москве. – Зоологический журнал, 97 (3): 309–320.

Авилова К. В. 2018. Городская популяция хохлатой чернети (Aythya fuligula L.) в Москве. – Орнитология: история, традиции, проблемы и перспективы (Материалы Всероссийской конференции с международным участием, посвящённой 120-летию профессора Г.П. Дементьева).  М., Товарищество научных изданий КМК: 15–19. 

Авилова К. В. 2018. Пути и формы освоения мегаполиса птицами (на примере водоплавающих). – Процессы урбанизации и синантропизации птиц (Материалы Международной орнитологической конференции, г. Сочи, Якорная Щель, сентябрь 2018 г.). Сочи, Якорная Щель: 20–24.

Авилова К. В., Зубакин В. А., Еремкин Г. С., Лыков Е. Л., Панфилова И. М. 2018. Пути освоения водоплавающими птицами городской среды обитания. – Актуальные проблемы охраны птиц (Материалы Всероссийской научно-практической конференции, посвящённой 25-летию Союза охраны птиц России; Москва, 10–11.02.2018 г.). АЛЕФ Москва – Махачкала: 170–176. 

Авилова К. В. 2018. Жизненный цикл и динамика численности двух видов птиц отряда гусеобразных в городских условиях. – Первый Всероссийский орнитологический конгресс (г. Тверь, Россия, 29 января - 4 февраля 2018 г.). Тезисы докладов. Тверь: 3.

Авилова К. В. 2019. Структура и динамика численности городской популяции гоголя (Bucephala clangula, Anseriformes, Anatidae) в Москве. – Зоологический журнал, 98 (5): 543–555.

Авилова К. В. 2019. Результаты юбилейного, 35-го учёта зимующих в Москве водоплавающих птиц. – Московка (Новости программы «Птицы Москвы и Подмосковья»), 29: 14–18.

Авилова К. В. 2019. Результаты летнего учёта водоплавающих птиц Москвы в 2019 году. – Московка (Новости программы «Птицы Москвы и Подмосковья»), 30: 6–11.

Авилова К. В. 2020. Результаты 36-го зимнего учёта водоплавающих птиц в Москве. – Московка (Новости программы «Птицы Москвы и Подмосковья»), 31: 7–13.

Авилова К. В. 2020. Результаты 23-го летнего учёта водоплавающих птиц Москвы. – Московка (Новости программы «Птицы Москвы и Подмосковья»), 32: 2–8.

Avilova K.V. 2008. Number of waterfowl wintering in Moscow (1985–2004): dependence on climate conditions. – Revista Catalana d’Ornitologia 24: 71–78.

Avilova K. 2009. The urban waterfowl fauna of Moscow in comparison with some other European cities. – Avocetta, 33: 191–198.

Avilova K. V., Eremkin G. S. 2001. Waterfowl wintering in Moscow (1985–1999): dependence on air temperature and the prosperity of the human population. – Acta Оrnitologica, 36 (1): 65–71.

Avilova K. V., Zarubina T. A., Popovkina A. B. 2005. Different life strategies of two waterfowl species introduced in Moscow. – 5th Conference of European Ornithologists’ Union. 20–23 August 2005, Strasbourg, France. Abstract volume. – Alauda, 73 (3): 282.

 

 

В зимних и летних учётах водоплавающих птиц Москвы могут принять участие все желающие, связавшись с координатором проекта. Помощь как профессиональных орнитологов, так и любителей птиц в осуществлении столь масштабных работ просто необходима и всегда приветствуется!

 

Координатор проекта:

Ксения Всеволодовна Авилова

Каф. зоологии позвоночных, биологический ф-т, МГУ имени М. В. Ломоносова, г. Москва, 119991, Россия

Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

 

 

Изучение распространения и систематики гуменника в России

 

Гуменник, являющийся самым широко распространённым видом гусей в Старом Свете, остаётся при этом весьма слабо изучен. Именно широта его распространения и кажущаяся стабильной численность в последнее время отодвинули этот вид на одно из последних мест в ряду изучаемых видов гусей. На территории России гнездятся несколько подвидов гуменников. Различия между некоторыми из них очень невелики и окончательно не выяснены. Известно, что более мелкие формы гнездятся в тундровой зоне, а более крупные – в лесной.

 

 

Разные популяции отличаются различными путями миграций и местами зимовок. Изучение вопросов, связанных с систематикой и распространением гуменника, необходимо для определения численности и решения проблем охраны отдельных популяций. В настоящее время это особенно актуально в связи с необходимостью сохранения популяции лесного гуменника (Anser fabalis fabalis) – редкого, спорадически распространенного таёжного подвида (по мнению некоторых исследователей, отдельного вида), численность которого с 1960-х гг. катастрофически быстро сокращается.

 

 

Между тем, существует целый ряд проблем, достойных внимательного и безотлагательного изучения. Наиболее актуальные среди них следующие:

 

  • Исследование современной структуры ареала вида и отдельных форм гуменника.
  • Изучение систематики гуменника с привлечением современных методов.
  • Разработка рекомендаций по устойчивому использованию и охране отдельных популяций. Это особенно актуально для восточных подвидов, резко снизивших свою численность за последние 25 лет.
  • Изучение миграций различных популяций гуменника.

 

 

Проблемы, связанные с систематикой гуменников, привлекают внимание орнитологов уже более ста лет. Казалось, за это время должно было накопиться значительное количество новых данных и появиться современные методики для решения этой проблемы. На самом деле, все исследователи, пытающиеся по-новому взглянуть на проблему систематических связей внутри этой группы гусей, пользуются, как правило, старыми данными, которыми оперировали С.А. Бутурлин, А.Я. Тугаринов и многие другие. В зависимости от разных подходов к систематике выделяли от одного до трёх видов гуменников, включающих от трёх до восьми подвидов.

 

На международной конференции специалистов по гусям, проводившейся в Бельгии в январе 2000 г. (http://www.geese.org/gsg/Go2000.htm), была создана Рабочая группа по гуменнику (Bean Goose Complex Task Force). На первом заседании группы был предложен международный проект, целью которого является выяснение систематических связей различных форм этой сложной группы. Одним из методов изучения избран генетический анализ, который, возможно, наряду с морфометрическим материалом, поможет продвинуться в понимании систематики гуменника.

 

 

В 2000 г. в рамках РГГ создана инициативная группа по изучению систематики и распространения гуменника в России, членами которой могут быть все желающие принять участие в разрешении этой непростой проблемы. Целью работы группы является сбор информации о распространении разных форм этого вида, трендах популяций, сбор морфометрического материала и, при возможности, генетических образцов.

 

 

Вместе с 5-м выпуском «Казарки» были разосланы информационные материалы о сборе данных по систематике и распространению гуменника. Активность членов РГГ нельзя назвать очень высокой, но несколько откликов всё же удалось получить. Так, определены некоторые места возможного сбора образцов для генетического анализа, в частности на Камчатке (Anser fabalis middendorffii и A. f. serrirostris). Получены данные промеров нескольких добытых экземпляров из Кировской области (В.Н. Пименов) и из Архангельской области (Ю.А. Поздяев). Присланы образцы (головы) гуменников из Амурской области (В.А. Дугинцов). С.Б. Кузнецов предоставил образцы ДНК, выделенные из образцов крови птенцов тундровых гуменников с Югорского полуострова. Все эти материалы, вместе с образцами, взятыми из крупнейших зоологических музеев Европы и России, послужили основой для специального международного исследования (Ruokonen et al., 2008).

 

 

 

Одной из наиболее трудных задач является выяснение области гнездования номинативного подвида гуменника Anser fabalis fabalis. Данных об этом подвиде меньше всего. Для сбора первичных сведений в 2000 г. были разосланы 20 писем с вопросами, касающимися гнездования и летних встреч гуменников в Европейской части России. Результаты опроса оказались весьма интересными.

 

Факт гнездования гуменника подтверждён для некоторых районов Карелии, в частности, в национальном парке «Водлозерский» (Холодов, 2000). В южной части Карелии, к северу от Ладожского озера (61°41' с.ш., 31°58' в.д.) 7 мая 1989 г. было найдено гнездо гуменника с 5 яйцами (Поярков, 2008). Восточнее, в Каргопольском районе Архангельской области, по данным А.З. Клепикова, в середине июня 2000 г. на р. Ухте были встречены две стаи гусей (8 и 18 птиц). По сообщениям местных егерей, в верховьях р. Ухты (граница с Карелией) на участках открытой воды среди верхового болота видели массу линных перьев гусей. Проверка сведений о гнездовании гуменников в Красноборском районе Архангельской области не принесла однозначных результатов (Поздяев, 1996). Однако, есть сведения о том, что выводки гуменников встречали на северо-востоке района на границе с Республикой Коми. Эти сведения подтверждаются новыми данными о гнездовании лесного подвида гуменника в соседнем Удорском районе Республики Коми (Кривушев и др., 2000). Севернее, в Усинском районе, гуменник также гнездится в достаточном числе. По сведениям, предоставленным охотоведом А.А. Рачеевым, в этих местах пик пролёта гуменников приходится на 2–15 мая, иногда задерживаясь до конца мая. За две недели до отлёта, обычно в начале сентября, на определённых местах появляются скопления гуменников (20–40 птиц) с молодыми. С другой стороны, в Сосногорском районе Республики Коми, расположенном восточнее Усинского и Удорского, по информации охотоведа О.Н. Ястребова, гуменники не гнездятся.

 

Трудно со всей определённостью говорить о подвидовой принадлежности гуменников, гнездящихся в лесной зоне севера Европейской части России. Однако, предположительно, все упомянутые выше сведения должны относиться к Anser f. fabalis. Это предположение можно подтвердить только сравнением промеров птиц с имеющимися данными. С другой стороны, в добыче охотников чаще встречаются пролётные птицы, среди которых преобладают тундровые гуменники. Поэтому мы возлагаем надежды на генетический анализ, который, вместе с морфометрическим материалом, позволит уточнить соотношения подвидов и популяций гуменников, гнездящихся не только в Европейской части России, но и на всём протяжении ареала.

 

В районе Новой Земли, о-ва Вайгач и северной части Югорского полуострова гнездятся в основном гуменники подвида A. f. rossicus. Однако среди линяющих в этом районе гусей до 42 % похожи на A. f. fabalis (Сыроечковский, Калякин, 1996). Спутниковое мечение в Скандинавии подтвердило, что на Новой Земле линяют A. f. fabalis (Литвин, 2014). Предполагается также, что зимовки этого подвида есть не только в Западной Европе, но и в Средней Азии (Heinicke, 2008).

 

 

Во многих уже опубликованных работах авторы указывают подвидовую принадлежность, но не всегда ясно, какие признаки это подтверждают. Кроме того, в разных местах и в разное время способы измерения или описания того или иного признака могут отличаться. Поэтому чрезвычайно важно придерживаться одной методики сбора морфометрических данных.

 

Для регистрации промеров добытых или пойманных экземпляров удобно использовать учётную карточку.

 

Помимо морфометрических данных, очень важным является материал для генетического анализа. Его также следует собирать, следуя требованиям специальной методики.

 

Другим важным ресурсом данных о распределении различных форм остаются сведения о гнездовании, пролёте и линьке гуменника на всём протяжении ареала. Уточнение путей пролёта, конкретных мест гнездования и численности птиц поможет составить полную картину о виде и его подвидах в настоящее время.

 

Новые и оригинальные данные о распространении, численности и подвидах гуменника могут быть оформлены в виде статей или кратких сообщений для печати в журнале «Казарка». ссылка на раздел на нашем сайте Даже краткие сообщения о конкретных находках могут представлять большой интерес.

 

Если Вы хотите участвовать в изучении гуменника, присылайте ваши данные и предложения по адресу:


117312, Москва, Центр кольцевания птиц
Литвину Константину Евгеньевичу
Этот адрес электронной почты защищен от спам-ботов. У вас должен быть включен JavaScript для просмотра.

 

Перспективы сохранения популяций серого гуся методом искусственного разведения: анализ адаптации к жизни в дикой природе выращенных в неволе серых гусей с применением индивидуального GSM мечения (Проект RUGO)

 

Совместный проект РГГ и ФГУ «Ростовское государственное опытное охотничье хозяйство»; начат в 2014 г.

 

Изученность состояния популяций серого гуся в России в настоящее время находится на очень низком уровне. Вместе с тем, современное состояние вида в России имеет ярко выраженный негативный тренд. Начиная с 1940-х гг. область гнездования в восточной части ареала серого гуся, в том числе в России сильно сократилась и местами распалась на отдельные островки. Существует 7 географических популяций серого гуся, из которых 5 обитают в России: балтийская, южная, центрально-европейская, западно-сибирская и дальневосточная. Оценки численности серого гуся в европейской части России показали, что с 1990-х гг. она снизилась более чем в два раза. В настоящее время численность серого гуся на территории европейской части России оценивается примерно в 20–25 тыс. особей. Уязвимость балтийской группировки, гнездящейся в Калининградской и Ленинградской областях, обусловлена её близостью к краю ареала вида, что изначально подразумевает нестабильное состояние популяции. Её существование в настоящее время полностью зависит от подпитки птицами из сопредельных европейских стран. Существовавшая до середины прошлого столетия центрально-европейская популяция распалась на несколько мелких фрагментов (единичные случаи гнездования отдельных пар в центральных районах Европейской России) и фактически её можно считать исчезнувшей. По нашему мнению, это произошло не только из-за исчезновения местообитаний, пригодных для гнездования, но и из-за отстрела гнездящихся птиц и их потомства в периоды весенней и осенней охоты. Восстановление этой гнездовой группировки возможно при тотальном запрете охоты на этот вид и осуществлении специальных мер по реинтродукции вида.

 

 

В Дальневосточном федеральном округе, Забайкальском крае, Туве и Бурятии численность серого гуся с 1990-х гг. упала в несколько раз и продолжает снижаться. В настоящее время численность дальневосточной популяции серого гуся снизилась настолько, что продолжающееся, даже минимальное изъятие взрослых размножающихся птиц в ближайшее время приведёт к исчезновению дальневосточной популяции в целом, и, как следствие, к существенной фрагментации ареала вида. Серые гуси, обитающие в степной и лесостепной зоне Западной Сибири и Северного Казахстана к востоку от Тургайской ложбины составляют единую географическую популяцию. Многолетние данные учётов, проводимых нами в Северном Казахстане, показывают сильные флуктуации численности серого гуся из южной группировки западносибирской популяции с выраженным негативным трендом. Что касается северной группировки, т.е. птиц, гнездящихся в Ямало-Ненецком автономном округе и ХМАО-Югре, то данные учётов последних пяти лет указывают на то, что этот вид больше не встречается в основных местах осеннего и весеннего пролёта и, возможно, исчез из этой части ареала. Сокращение численности серого гуся отмечено также на местах его зимовки в Китае, Индии, Иране, Ираке, Азербайджане и Южном Казахстане.

 

В системе Маныча, дельте Волги, в дельте Дона и в плавнях Восточного Приазовья гнездится основная часть южной популяции. В целом, в Южном федеральном округе, Ставропольском крае и Дагестане численность местных популяций серых гусей с 1990-х гг. имеет выраженную тенденцию к сокращению. По данным учётов 1990–2005 гг., проведённых большой группой российских специалистов, численность серого гуся в регионах юга России сократилась в несколько раз. Эти тенденции подтверждают и данные учётов с мест зимовки российских серых гусей в странах Причерноморско-Азовского бассейна. Во многом сокращение численности серого гуся обусловлено прессом весенней охоты на гусей, сроки которой совпадают с началом периода его гнездования. Пресс осенней охоты, длящейся в этих районах более трёх месяцев, существенно ограничивает приток молодых птиц в популяцию.

 

 

Всё это свидетельствует о том, что российские популяции серого гуся крайне неблагополучны, и только запрет охоты, сохранение ключевых мест для гнездования в сочетании с комплексом биотехнических мероприятий смогут инициировать процесс восстановления его популяций.

 

Угнетённое состояние популяций серого гуся в России может быть улучшено с помощью реинтродукции выращенных в условиях неволи птенцов.

В России такие работы проводят в ФГБУ «Ростовское ГООХ»; на базе этой организации в 2014 г. начато осуществление настоящего проекта.

В ходе выполнения проекта планируется получить данные для сравнительного анализа по выживаемости родившихся в природе и искусственно выведенных гусей. 

 

 

Восемь молодых серых гусей с GSM передатчиками производства фирмы ECOTONE, вмонтированными в ошейники, выпущены 29 августа 2014 г. в Ростовской области в пределах видимости стаи диких серых гусей.

 

 

К началу зимы 6 гусей уже были застрелены (передатчик с одной добытой птицы был повешен на ещё одного гуся, выпущенного в ноябре, который также почти сразу был добыт недалеко от места мечения), но две птицы, покинувшие Россию, добрались до мест зимовки в Ираке и на границе Азербайджана и Ирана.

 

В свете полученных данных будут разработаны рекомендации по восстановлению как южной популяции серого гуся, так и других популяций этого вида в России.

Изучение сухоноса в Восточной Монголии

 

Проект РГГ и Монгольской экспедиции Института проблем экологии и эволюции им. А.Н. Северцова РАН; 2010 г.

 

Сухонос (Anser cygnoides) – вид, находящийся под угрозой глобального исчезновения, занесённый в Красные книги России и Монголии. В настоящее время мировая численность сухоноса оценивается всего в 20 000 особей. За последние 10 лет в России число размножающихся пар с 500 сократилось до 300 и продолжает снижаться. Для него характерны локальные очаги гнездования. Площадь ареала даурской популяции сухоноса в настоящее время составляет менее 2000 км2. На территории гнездового ареала сухоноса в Даурии водно-болотные угодья характеризуются нестабильным гидрорежимом, поэтому условия обитания там постоянно и быстро изменяются. Чередование многолетних засушливых и влажных климатических периодов и соответствующие большие колебания уровня воды в водоёмах иногда не позволяют сухоносам размножаться в течение ряда лет (Горошко, 2001, 2003).

 

 

Доля размножающихся птиц в популяции сухоноса составляет в настоящее время всего около 15 %, и пока улучшения ситуации не предвидится. Так, сухоноса практически не осталось в монгольской части озера Барун-Торей системы Торейских озёр, которое почти полностью пересохло. С учётом того, что часть российской популяции сухоноса мигрирует на зимовки в Китай через Монголию, обследование территории, выявление биотопических предпочтений и учёты численности сухоноса в Восточной Монголии позволят дать предварительную оценку состояния вида в этой части ареала и определить важность данной территории для мировой популяции сухоноса.

 

 

Имеющиеся сведения по трофическим связям сухоноса довольно скудны и в основном касаются питания сухоноса в Китае и России. Поэтому анализ трофических связей сухоносов, обитающих в Восточной Монголии – одном из наиболее важных районов гнездования и линьки – мог бы дать ключ к пониманию характера использования кормовых местообитаний и особенностей биотопического распределения сухоноса в предмиграционный период.

 

 

Полевые исследования проводили 17–30 августа 2010 г. За время работ обследовали часть долины р. Керулен (от г. Ундерхан до границы с Китаем), оз. Буйр-Нуур – одно из важнейших мест обитания сухоноса в мире, устье р. Халхин-Гол, оз. Яхь-Нуур, оз. Хух-Нуур и родник Дэлгэр-Булак, а также группы озёр водосборного бассейна р. Дучийн-Гол: Бага-Далай-Нуур, Их-Далай-Нуур, Дэлгэр-Цаган-Нуур, Хорин-Цаган-Нуур, Хайчийн-Цаган-Нуур и среднее течение р. Улдз-Гол. Общая протяжённость маршрута составила 3500 км, из них на районы обитания сухоноса пришлось 2800 км.

 

 

Район работ, маршрут экспедиции в 2010 г. и места регистрации стай сухоноса (отмечены кружками)

 

Основные скопления сухоноса на обследованной территории приурочены к оз. Буйр-Нуур и устью р. Халхин-Гол, где в период работ держалось от 2100 до 2600 птиц. Около 200 особей наблюдали на южном берегу оз. Хух-Нуур. Небольшие скопления сухоноса (49 и 259 птиц, соответственно) также наблюдали на системе озёр Цаган-Нур и в пойме р. Улдз-Гол. За весь период работ видели только одного птенца этого года. Возможно, в район работ переместились неразмножавшиеся сухоносы из российской части Даурии. Практически полное отсутствие молодых птиц в районе работ во второй половине августа подтверждает сложившееся мнение о неблагополучном состоянии даурской популяции сухоноса (Поярков и др., 2009).

 

 

Устье р. Халхин-Гол и оз. Буйр-Нуур – ключевые районы концентрации сухоносов в период начала осенней и весенней миграций (по сообщениям начальника погранзаставы и бывшего инспектора заповедника, в апреле и сентябре на озере и в устье р. Халхин-Гол в последние годы концентрируется до 4000 птиц).

 

В районе работ сухонос демонстрирует лабильность в выборе кормовых местообитаний и использует очень широкий спектр биотопов. Сухонос использует кормовые местообитания совместно с лебедем-кликуном, огарем, пеганкой и серым гусём. При совместном использовании кормовой территории сухоносом и лебедем-кликуном рационы этих двух видов практически не перекрываются. При совместном с домашним скотом использовании пастбищ наблюдается частичное перекрывание рационов и соответствующая конкуренция за злаки и разнотравье. В районе работ в 2010 г. сухонос не испытывал никакого охотничьего пресса и не был ограничен пространственно доступностью корма или фактором беспокойства из-за антропогенной деятельности. Несмотря на значительное антропогенное влияние (наличие стоянок скотоводов, большого количества отдыхающих и туристов и довольно многочисленных стад домашнего скота), сухонос охотно использует этот район. При этом гуси не проявляют страха перед людьми и домашними животными, даже собаками.

 

 

На наш взгляд, угнетённое состояние популяции не связано с качеством местообитаний и другими условиями пребывания сухоносов в районе работ.

 

По результатам работы над проектом опубликована статья:

 

Розенфельд С. Б., Дмитриев И. А., Сухчулун Г. 2011. Характер использования кормовых местообитаний и питание сухоноса в Восточной Монголии в предмиграционный период в 2010 г. – Казарка, 14: 170–183.

Изучение состояния популяции сухоноса на Дальнем Востоке России и разработка мер по сохранению вида и мест его обитания

Катастрофическое сокращение численности сухоноса во второй половине ХХ века заставило орнитологов задуматься о создании комплексной программы сохранения вида. Пилотный проект программы был разработан и реализован РГГ и Японской ассоциацией по охране диких гусей (JAWGP)  при финансовой поддержке фонда KNC (Япония) для популяций, обитающих в России (1999–2003 гг.).

Задачи проекта:

  • Учёт численности сухоноса в известных местах обитания и изучение специфических черт биологии вида;
  • GIS анализ районов обитания сухоноса, выявление и обследование потенциальных мест обитания;
  • Изучение миграций вида, в том числе с использованием цветного индивидуального мечения и мечения спутниковыми передатчиками;
  • Обоснование создания новых охраняемых территорий в местах обитания сухоноса;
  • Информирование местного населения о статусе и необходимости охраны сухоноса;
  • Запрет весенней охоты и перенос сроков осенней охоты на более поздние сроки (после отлёта сухоносов на зимовки) в районах гнездования сухоносов;
  • Разработка основ программы восстановления популяций сухоносов в местах их прежнего обитания.

В 2000–2004 гг. проводились полевые исследования в местах обитания сухоноса в Нижнем Приамурье и Даурии, мечение цветными ошейниками и спутниковыми передатчиками, работы по просвещению местного населения. 

  • Обобщены и опубликованы основные имеющиеся в литературе данные по биологии вида и по динамике его численности.
  • Обследованы основные известные и предполагаемые места гнездования вида на Дальнем Востоке России. Установлено гнездование в ряде районов, не обследованных ранее: на нескольких реках, впадающих в залив Николая, р. Варнак (северо-западный Сахалин). Выявлены подходящие для обитания вида и слабо населённые угодья на Сахалине (реки Лах и Тык), побережье Охотского моря (р. Усалгин), в бассейне Амура.
  • Проводился мониторинг популяции сухоносов на озере Удыль, прослежена её динамика. Выявлена тенденция роста численности в заказнике и, возможно, на прилежащих территориях. Общий рост численности происходит из-за увеличения числа гусят, то есть в местной популяции увеличивается плодовитость.

Динамика численности сухоноса на оз. Удыль

  • Согласована программа исследования вида в Даурии. В 2001–2003 гг. проводили исследования численности и экологии сухоносов в Даурском заповеднике и в Северной Монголии.
  • Выявлен ряд специфических черт экологии вида, в том числе необычайная эвритопность в период гнездования, мобильность популяций (географическая) и выводковых объединений, собран большой материал по питанию. Основной фактор сдерживания роста численности – антропогенное воздействие.
  • В 2001 г. по нашей инициативе организован местный заказник «Холан» (постановление Главы Администрации Ульчского р-на Хабаровского края № 250 от 13.08.2001).
  • Проведена большая работа по просвещению местного населения о статусе сухоноса. Напечатаны и распространены сотни наклеек, плакатов, буклетов. Создан и проигрывался на радио Хабаровска озвученный А.Б. Джигарханяном рекламный ролик о недопустимости охоты на сухоносов.
  • Распространено несколько сотен анкет среди охотников и местных жителей.
  • Собраны образцы перьев для исследования популяционной структуры вида молекулярно-генетическим методом.

 

Цветное и спутниковое мечение

  • Совместно с орнитологами Токийского университета под руководством Х. Хигучи, В.А. Андронов и А.Г. Росляков (ИВЭП, г. Хабаровск) пометили сухоносов спутниковыми передатчиками и цветными ошейниками (синий фон, белые буквы, серия R**). В 2001 г. на оз. Удыль передатчиками помечены 2 взрослые птицы. Оба передатчика через месяц подавали сигналы стационарно, т.е. птицы погибли или потеряли передатчики. Две молодые птицы были помечены цветными ошейниками, одна из них встречена в эстуарии р. Хан (Han River) около Сеула (37°45' с.ш., 126°42' в.д.) 2 декабря 2001 г.

  • В 2002 г. совместно с О.А. Горошко были помечены 6 взрослых птиц на Торейских озёрах, одна из них прослежена осенью до побережья Жёлтого моря. Остальные передатчики быстро перестали подавать сигналы.

 

  • В 2003 г. помечено цветными ошейниками 10 сухоносов: 2 взрослых и 8 молодых птиц, 7 из них в октябре 2003 г. и апреле 2004 г. наблюдали в эстуарии р. Хан (37°45' с.ш., 126°42' в.д.). Из 3 гусей, помеченных ошейниками корейскими орнитологами 3 апреля 2003 г. в эстуарии р. Хан, один был добыт браконьером 29 апреля 2003 г. в районе оз. Удыль (52°10'12'' с.ш., 139°52'15'' в.д.), а другой – на Ульбанском заливе (53° 33' с.ш., 137°25' в.д.) 3 августа 2003 г. Таким образом, можно говорить, что дальневосточные популяции сухоносов имеют достаточно длительную и важную остановку в Южной Корее.

Наши предложения о переносе открытия осенней охоты на более поздние сроки и запрете весенней охоты на гусей в Ульчском и Николаевском районах Хабаровского края для предотвращения случайных отстрелов сухоносов не нашли поддержки. Мы по-прежнему считаем такие изменения целесообразными. Из-за недостатка средств не был реализован GIS анализ местообитаний сухоносов.

В 2002 г., во время Международного орнитологического конгресса, инициативной группой орнитологов в рамках Плана Действий по сохранению мигрирующих водоплавающих (Action Plan for the Conservation of Migratory Anatidae in the East Asian Flyway: 2001–2005) была создана международная Рабочая Группа по сохранению сухоноса. В неё вошли представители Китая, Южной Кореи, Монголии, России и Японии; координатором Группы избран Н.Д. Поярков. В октябре 2003 г. в Южной Корее прошло первое заседание Группы. В результате обсуждения, было принято решение о разработке Плана Действий по сохранению сухоноса, а также о продолжении и расширении скоординированных работ по исследованию и сохранению вида. В рамках 2-й фазы реализации программы были намечены дальнейшие конкретные действия на ближайшие 3 года:

I. Исследовательские работы по направлениям, имеющим ключевое значение для сохранения сухоносов:

  • Проведение GIS анализа для выяснения потенциальных мест обитания.
  • Обследования потенциальных мест обитания вида.
  • Проведение инвентаризации мирового поголовья сухоносов на зимовках в Китае.
  • Мониторинг известных популяций и ключевых поселений.
  • Исследования основных антропогенных и природных угроз и отрицательных факторов для конкретных поселений сухоносов.
  • Изучение базовых параметров экологии: размножения, линьки, питания и других сторон биологии гусей, а так же мест их обитания: состояния кормовой базы, хозяйственного использования, многолетней динамики и др.
  • Исследования миграций методами цветного мечения птиц в различных географических регионах по международной скоординированной схеме, а также спутниковыми передатчиками; создание банка данных по меченным сухоносам.
  • Исследование структуры популяций с использованием молекулярно-генетического анализа.

II. Разработка планов управления и действий для повышения эффективности осуществления программы сохранению вида:

  • Поддержка существующих ключевых территорий для охраны сухоносов.
  • Разработка и предложение на рассмотрение государственных органов управления сети особо охраняемых природных территорий, обеспечивающей долговременное сохранение популяций; для особо важных угодий – обоснование для включения их в сеть Водно-болотных угодий международного значения (Рамсарская конвенция).
  • Реализация специальных биотехнических мероприятий для увеличения ёмкости угодий и смягчения пресса со стороны человека: создание искусственных гнездовий, специальных отвлекающих посевов из проса и т.д.
  • Оптимизация природопользования в местах обитания гусей, направленная на снижение беспокойства: организация специальных водопоев для скота; перемещение автомобильных дорог, создание ограждений вокруг ключевых мест обитания и др.
  • Разработка и реализация программы восстановления популяций сухоносов на Камчатке, в Амурской и Иркутской областях.

III. Экологическое образование и просвещение.

  • Продолжение распространения средств наглядной агитации – плакатов, наклеек, буклетов, изданных на разных языках.
  • Чтение лекций для школьников.
  • Публикации в местной печати.
  • Использование радиорекламы и телевизионных программ о важности сохранения сухоноса.
  • Образовательная работа с населением (в первую очередь – с охотниками), проживающим в местах обитания сухоносов. Привлечение местных жителей (пастухов, школьных коллективов и т.д.) к охране обитающих поблизости гусей в качестве добровольных охранников.
  • Улучшение работы природоохранных инспекций; усиление охраны мест обитания сухоносов на Дальнем Востоке и в Забайкалье.

Эти работы должны принципиально улучшить наши базовые знания об экологии сухоноса, что позволит продуманно и грамотно строить стратегию и тактику охраны вида; организационные мероприятия значительно улучшат охрану мест обитания птиц и повысят ёмкость угодий; образовательная работа приведёт к снижению уровней браконьерства и беспокойства; программа восстановления сухоноса в историческом ареале будет страхующим механизмом для сохранения вида в период зимовки.

Статьи по результатам проекта:

 

Поярков Н.Д. 2001. Сухонос: вопросы происхождения, динамики численности, биологии и охраны. – Казарка, 7: 51–67.

Горошко О.А. 2001. Сухонос на востоке Забайкалья и Монголии. – Казарка, 7: 68–98.

Горошко О.А. 2003. Данные по сухоносу на Торейских озёрах (Забайкалье) в 2002 г. – Казарка, 9: 96–99.

Poyarkov N.D. 2003. The first results of Russian-Japanese joint programme of the swan goose conservation in Russia. – Casarca, 9: 87–95.

Poyarkov N.D. 2006. The Swan Goose Anser cygnoides research and conservation programme in Russia. – Waterbirds around the world. Eds. G.C. Boere, C.A. Galbraith & D.A. Stroud. The Stationery Office, Edinburgh, UK: 482–483.

Поярков Н.Д., Кленова А.В., Холодова М.В. 2010. Генетическое разнообразие гуся сухоноса (Anser cygnoides L.) на территории России: анализ полиморфизма контрольного региона митохондриальной ДНК. – Генетика, 46 (4): 558–562.

Оценка пресса охоты коренного населения районов Крайнего Севера России на водоплавающих птиц методом анкетирования

Часть работ осуществлялась в рамках проекта ЮНЕП/ГЭФ ECORA, инициированного Рабочей группой по охране арктической флоры и фауны Арктического совета (CAFF) (http://www.caff.is), UNEP/GRID-Arendal и Российской Федерацией. Основная идея этого проекта – использование комплексного подхода к управлению экосистемами для сохранения биоразнообразия и минимизации фрагментации местообитаний в Российской Арктике. При этом большое значение придаётся мониторингу силами местных общин, стратегия которого была предложена Циркумполярной программой мониторинга биоразнообразия (http://www.caff.is/monitoring).

 

 

Оценка пресса охоты на водоплавающих птиц необходима для разработки эффективной стратегии сохранения или устойчивого использования видов. Наиболее распространённым способом исследования воздействия охоты на птиц является анализ данных охотничьей статистики. Однако в районах Крайнего Севера России качество собираемых органами охотнадзора и обществами охотников информации о числе добытых охотниками птиц, как правило, низкое, а из многих тундровых районов официальные данные вообще не поступают.

 

Для проживающего на севере коренного населения охота имеет важное культурное и социально-экономическое значение – как вид традиционного природопользования и как средство обеспечения семей продуктами питания. В то же время северные районы являются ключевыми местообитаниями многих охотничьих и редких видов птиц.

Исследования, начатые в 1999 г., были направлены на проведение первичной инвентаризации добычи птиц в арктических посёлках Якутии и Чукотки для выяснения воздействия пресса охоты на водоплавающих восточно-азиатских миграционных путей, испытывающих усиленный антропогенный пресс, в целях разработки рекомендаций по сохранению гусеобразных птиц. За 7 лет было обследовано 22 посёлка. В 2007–2008 гг. по этой же методике были обследованы два населённых пункта на Европейском Севере: на о-ве Колгуев и п-ове Канин.

 

 

При разработке методики оценки пресса охоты использован североамериканский опыт, в первую очередь, принципы методики, разработанной Службой рыбы и дичи Аляски для дельты Юкона-Кускоквима. Адаптированная к условиям России и расширенная методика включает следующие основные этапы:

  • разработка анкеты для оценки числа добытых охотниками птиц;
  • составление общего плана исследования;
  • методическая подготовка анкетирования;
  • проведение анкетирования;
  • обработка анкет и экстраполяция полученных данных.

 

 

Полученные с помощью данной методики результаты могут быть полезны для улучшения системы использования ресурсов охотничьих видов птиц, разработки ресурсосберегающих стратегий поддержания традиционных видов природопользования коренных народов Севера, а также в глобальных и региональных программах сохранения редких видов птиц.

 

 

Самостоятельное значение имеет изучение потребительской охоты коренного населения как одного из основных видов его традиционного жизнеобеспечения. Оценка размеров добычи и способов её распределения составляет важный компонент этно-экологических и этно-экономических исследований.

 

 

 

Результаты исследований были представлены на нескольких орнитологических совещаниях, в том числе на трёх конференциях РГГ:

 

Сыроечковский мл. Е. Е., Клоков К. Б. 2001а. Об использовании традиционных экологических знаний народов Севера в орнитологических исследованиях. Актуальные проблемы изучения и охраны птиц Восточной Европы и Северной Азии. Материалы международной конференции (XI Орнитологическая конференция). Казань: 581–583.

Сыроечковский мл. Е. Е., Клоков К. Б. 2001б. Традиционные экологические знания коренного населения восточной Чукотки о водоплавающих птицах. – Проблемы изучения и охраны гусеобразных птиц Восточной Европы и Северной Азии. Тезисы докладов совещания. М.: 63–64.

Сыроечковский Е. Е., Клоков К. Б. 2003. Изучение пресса охоты коренных народов Севера на водоплавающих птиц: методические подходы. – Современное состояние популяций, управление ресурсами и охрана гусеобразных птиц Северной Евразии: Тезисы докладов Международного симпозиума (23–28 апреля 2003 г., г. Олонец, Республика Карелия, Россия). Петрозаводск: 142–144.

Сыроечковский Е. Е., Клоков К. Б. 2005. Оценка добычи водоплавающих птиц коренным населением Севера. – Гусеобразные птицы Северной Евразии: Тезисы докладов Третьего международного симпозиума (6–10 октября 2005 г., Санкт-Петербург, Россия). Санкт-Петербург, Картфабрика ВСЕГЕИ: 256–257.

 

Методические подходы, их преимущества и недостатки детально изложены в статье:

 

Сыроечковский Е.Е., Клоков К.Б. 2010. Использование метода анкетирования для изучения влияния охоты на водоплавающих птиц в Российской Арктике. – Казарка, 13: 76–103.

 

Изучение характера пребывания, особенностей биологии и распределения гусеобразных на Центральном Таймыре

 

Проект РГГ осуществлялся в рамках научного сотрудничества национального парка Schlezvig-Holstein Wattenmeer (Германия) (http://www.nationalpark-wattenmeer.de/), государственного биосферного заповед­ни­ка «Таймырский», Арктической экспедиции РАН и Рабочей Группы по куликам ; 2004–2007 гг.

 

Район исследований, расположенный в северной части подзоны типичных тундр и представленный плоской озёрно-болотной аллювиальной равниной на востоке и холмистой моренной равниной на западе – одно из важных мест воспроизводства и линьки гусеобразных на севере Средней Сибири.

 

 

Исследования проводили со второй декады июня по первую – вторую декады августа в устье р. Верхней Таймыры (обследованная площадь – около 85 км2 с центром (полевой лагерь) в точке с координатами 74°09´00´´ с.ш., 99°34´11´´ в. д.). Этот район входит в состав Основного участка заповедника «Таймырский» (http://www.taimyrsky.ru/).

 

 

 

За 4 полевых сезона в районе установлено пребывание 14 видов отряда гусеобразных (1 вид лебедя, 5 видов гусей и казарок, 8 видов уток), из которых 6 видов размножались (19,2% и 11,5% общей и гнёздовой авифауны района, соответственно).

 

 

За 4 полевых сезона было найдено 26 гнёзд краснозобой казарки. Известное тяготение краснозобых казарок при размножении к гнёздам соколообразных, совообразных и чайковых птиц, трактуемое иногда как непременное условие гнездования, проявилось в районе исследований лишь частично. Средняя доля пар гнездившихся вблизи гнёзд хищных птиц за 4 сезона составила 69,2%. В сравнительно небольшом, но всё же заметном числе краснозобые казарки линяют в районе исследований; как правило, крупные группы линных казарок держались в скоплениях белолобых гусей. Общее число краснозобых казарок, обитающих ежегодно в течение лета в районе исследований, составляет около 100 особей; размножающиеся особи составляют 15–30%.

 

 

Весь п-ов Таймыр, за исключением, возможно, крайних восточных районов населяет номинативный подвид белолобого гуся A. a. albifrons, зимующий на Среднем Востоке и в Европе, преимущественно в бассейне Дуная. В районе работ размножающиеся птицы связаны с аллювиальным ландшафтом и прилегающей к нему узкой полосой склонов моренного ландшафта. Максимальная локальная гнездовая плотность на одной из учётных площадок (в полигональном болоте) достигала 9,4 гнезда/км2, в целом же была значительно ниже.

 

 

Дельта р. Верхняя Таймыры – известный район массовой линьки белолобых гусей. По нашим наблюдениям, в западной части дельты на площади 51 км2 ежегодно линяли около 4500 белолобых гусей, что составляло, примерно, 88 птиц/км2. Местами на берегах водоёмов гуси сформировали своеобразные зоогенные местообитания. На приподнятых торфяных берегах это усыпанные помётом и перьями полосы шириной до 50 м, полностью лишенные травянистой растительности, с разреженным моховым покровом и отдельными засохшими побегами ив. На заиленных берегах проток – коротко «подстриженные» луговины, во второй половине лета резко контрастирующие с окружающей тундрой. Такие зоогенные местообитания отчётливо выделяются на спектрозональных космических снимках, что может способствовать поиску мест концентрации гусей с помощью дистанционных методов.

 

 

В целом, район исследований характеризуют высокая численность белолобых гусей и крайне неравномерное их размещение. Соотношение обилия гуменников и белолобых гусей резко смещено в пользу последнего вида и составляет около 1:450, что отличает район от других на Таймыре, где эти пропорции более выровнены. Низкая численность гуменника в районе, не относящемся к оптимальной части ареала, возможно, отражает наблюдаемое в последние десятилетия общее снижение численности популяций гусеобразных, зимующих в юго-восточной Азии.

 

 

 

Единственную белощёкую казарку видели в конце июня 2005 г. в стае белолобых гусей, подлетавших с запада на линьку. Весной через район исследований проходит постоянный путь миграции чёрных казарок в восточном направлении; вероятнее всего, пересекая полуостров к югу от гор Бырранга, они летят к побережью моря Лаптевых.

 

Гнёзд малого лебедя в районе работ не находили, а самих птиц наблюдали регулярно во

все годы с середины июня до начала августа (всего 58 встреч за 4 сезона).

 

За время работ в районе исследований было отмечено 8 видов уток, для 3 из них – морянки, гаги-гребенушки и сибирской гаги – было подтверждено гнездование (обнаружено 22, 47 и 10 гнёзд, соответственно).

 

 

Два вида уток (чирок-свистунок и шилохвость) регулярно встречались на протяжении практически всего сезона размножения, в том числе в парах, но ни случаев их гнездования, ни косвенных признаков, указывающих на его возможность, зарегистрировано не было. Для представителей ещё трёх видов (клоктуна, синьги и длинноносого крохаля) отмечены единичные встречи. Морянка и гага-гребенушка гнездились в районе исследований ежегодно.

 

 

Для приустьевой части р. Верхней Таймыры характерно существенное видовое разнообразие гусеобразных птиц, их высокая численность (главным образом за счёт белолобого гуся) и неравномерное размещение. Наличие крупного массива заозёренной равнины, представленной в основном редко затопляемой в половодье высокой поймой, создаёт крайне благоприятные условия для размножения, линьки и миграционных остановок птиц. В связи с намечающимся экономическим оживлением, особенно на западе полуострова, полное отсутствие прямого антропогенного влияния – ввиду заповедного режима и удалённости от населенных пунктов – делает район исследований местом, которое будет иметь исключительно важное природоохранное значение.

 

Публикации по материалам проекта:

 

Головнюк В.В., Поповкина А.Б., Соловьёв М.Ю., Гатилов А.C. 2009. Гусеобразные дельты р. Верхней Таймыры (Центральный Таймыр). Часть I: казарки, гуси и лебеди. – Казарка, 12(1): 144–175.

Головнюк В.В., Поповкина А.Б., Соловьёв М.Ю., Гатилов А.C. 2009. Гусеобразные дельты р. Верхней Таймыры (Центральный Таймыр). Часть II: утки. – Казарка, 12(2): 144–158.

Головнюк В.В., Поповкина А.Б., Соловьёв М.Ю. 2011. Биология гнездования краснозобой казарки (Branta ruficollis) на центральном Таймыре. – Тезисы докладов Международной конференции по гусеобразным Северной Евразии «Гусеобразные Северной Евразии: география, динамика и управление популяциями» (г. Элиста, 24–29 марта 2011 г.). Элиста: 22.

 

Мониторинг популяций водоплавающих с применением авиаучётов

Мониторинг популяций водоплавающих птиц в приморских тундрах северо-востока Азии с применением авиаучётов

Мониторинг редких и охотничьих видов гусеобразных птиц в ЯНАО

Мониторинг редких и охотничьих видов гусеобразных птиц в ЯНАО и ХМАО-Югре с применением авиаучётов

 

Проекты РГГ, NOF-Birdlife, AEWA, Департамента природно-ресурсного регулирования ЯНАО и НП МЭЦ «Арктика»; 2010–2017 гг.

 

 

Незаинтересованность в восстановлении государственного учёта привела к тому, что существующие методы мониторинга безнадёжно устарели. В настоящее время остро ощущается дефицит данных по численности и успеху размножения многих видов. Современные данные существуют только для немногих видов или популяций птиц, по которым осуществлялись отдельные проекты. Очевидно, что на обширных территориях России масштабные учёты гусеобразных птиц реально делать только с применением малой авиации (https://youtu.be/l3awdrEPltI). Существующие в России методики авиаучётов птиц предполагают использование самолётов АН-2 и вертолётов МИ-8;  при этом самолёт летит по заранее установленному маршруту на заданной высоте, а вопросы о фотографировании и видеосъёмке в методиках не обсуждаются. С появлением в России сверхлёгкой авиации возникла необходимость разработки новых методов авиаучётов с использованием опыта североамериканских стран, в том числе применявшимся в 1990-е гг. в России.

 

 

В ходе работ по многочисленным международным проектам по пискульке (http://www.piskulka.net/) и краснозобой казарке (http://www.redbreastedgoose.aewa.info/) стало очевидно, что мониторинг состояния популяций этих видов необходимо вести на протяжении всего пролётного пути. Для учётов численности и оценки состояния популяций выбраны 3 ключевых места миграционных остановок этих видов: Двуобье, северный Казахстан и Кумо-Манычская впадина.

 

 

Наиболее масштабными были исследования в Ямало-Ненецком автономном округе, где с 2010 г. проводится мониторинг в период осенней миграции, а с 2013 г. – в периоды весенней и осенней миграций, а также летние учёты численности и анализ распределения всех видов водоплавающих птиц.

 

 

Протяжённость маршрутов за период работ составила более 50 000 км

 

В рамках данных проектов мы попытались начать мониторинг водоплавающих птиц в масштабе пролётных путей, и в зависимости от его результатов предлагать квотирование охотничьих видов и меры по сохранению редких.

 

 

Нами разработана и продолжает совершенствоваться методика авиаучётов, проанализированы полученные данные по динамике численности и предложены соответствующие рекомендации по регулированию охоты в регионе.

 

 

Определение видов гусей и уток осуществляли по фотографиям.

 

 

Для оценки общей численности мы применили метод определения плотности каждого вида в 16 выделенных типах местообитаний. На основании этого была посчитана площадь экстраполяции и рассчитана оценочная численность каждого вида во всех выделенных типах местообитаний.

 

Распределение скоплений пискульки и краснозобой казарки во многом зависит от доступности кормовых местообитаний. Отдельная часть работы была посвящена оценке особенностей их питания в районе работ, для чего было сделано детальное описание основных типов кормовых биотопов и проведён сбор образцов кормовых растений и пробы экскрементов гусей для дальнейшего анализа состава рационов методом кутикулярного копрологического анализа.

 

Таким образом, после тридцатилетнего перерыва дана оценка численности и её трендов и успеха размножения для 24 видов гусеобразных птиц.

 

Получены новые данные о динамике миграций, успехе размножения, пространственном распределении и лимитирующим факторах.

 

А

В

 

Современные места гнездования краснозобой казарки (А) и пискульки (В) в ЯНАО, выявленные и подтверждённые по результатам работ 2012–2014 гг.

 

Результаты наших учётов указывают на снижение численности массовых охотничьих видов уток и гуменника.

 

 

Существенным фактором снижения численности пискульки, происходящего в последние десятилетия, может быть браконьерский отстрел в этом ключевом для вида районе, поэтому важной частью исследования была оценка охотничьего пресса на редкие виды гусей и казарок. Для этого были использованы в основном опросные сведения, полученные от местных охотников, анонимное анкетирование охотников в пяти районах ЯНАО, а также данные анализа отчётов Росохотрыболовсоюза Ханты-Мансийского автономного округа (ХМАО-Югра) по Сургутскому административному району и обработки возвращённых охотниками путёвок (Розенфельд, 2012).

 

 

В ЯНАО предложено создать бессрочные зоны покоя на 10 выделенных ключевых участках.

 

Ключевые участки, предложенные для создания зон покоя в ЯНАО

 

Статьи по итогам проекта:

Розенфельд С.Б., Стрельников Е.Г. 2012. Инвентаризация и оценка состояния мест миграционных остановок пискульки на Нижней Оби. – Казарка, 15 (1): 182–185.

Розенфельд С.Б., Дмитриев А.Е., Бюльто В., Ванжелюв Д. 2012. Результаты учётов редких гусеобразных в северо-восточной части Гыданского полуострова летом 2012 г. – Казарка, 15 (2): 176–182.

Vangeluwe D., Rozenfeld S. B., Dmitriev A. E., Bulteau V. 2012. Preliminary results from GPS remote tracking of Red-breasted Geese (Branta ruficollis) from Gydan Peninsula (Russia) breeding grounds. – Casarca, 15 (2): 64–69.

Розенфельд С.Б., Киртаев Г.В., Шоффеньель М., Ванжелюв Д. 2014. Краснозобая казарка и пискулька на Южном Ямале. – Казарка, 17: 46–56.

Розенфельд С.Б., Ванжелюв Д. 2014. Экология краснозобой казарки в Арктике и на пути к ней: результаты применения комплекса новых методов изучения миграций. – Поволжский экологический журнал, 4: 1–18.

Rozenfeld S.B., Vangeluwe D. 2014. Integrating GPS tracking, aerial and ground survey to understand the current status of Red-breasterd Goose (Branta ruficollis) and elaborate the conservation measures. – Abstracts of the 16th Meeting of the Goose Specialist Group (Beijing, China, 22–25 November 2014).

Розенфельд С.Б., Соловьев М.Ю., Киртаев Г.В., Рогова Н.В., Иванов М.Н. 2017. Оценка пространственно-биотопического распределения гусеобразных птиц в Ямало-Ненецком и Ханты-Мансийском округе (опыт использования сверхлегкой авиации). – Зоологический журнал, 96 (2): 201–221.

 

Отчёты о выполнении проектов:

Rozenfeld S., Strelnikov E. 2011. Survey of Lesser White-fronted Goose Anser erythropus in lower Ob River, Russia in autumn 2010. NOF-report 2011-3: 1–25.

Розенфельд С.Б. 2010.  Отчет о работе по проекту «Инвентаризация и оценка состояния мест миграционных остановок пискульки на нижней Оби». М.: 1–22.

Розенфельд С.Б. 2012. Промежуточный отчет о результатах первого этапа оказания услуг по организации и проведению мониторинга объектов животного мира, не отнесенных к охотничьим ресурсам и к водным биоресурсам, по договору № 63/12 от 25 апреля 2012 г.). М.: 1–73.

Розенфельд С.Б. 2012. Итоговый отчет о результатах оказания услуг по организации и проведению мониторинга объектов животного мира, не отнесенных к охотничьим ресурсам и к водным биоресурсам, по договору № 63/12 от 25 апреля 2012 г.). М.: 2012. 1–79.

Розенфельд С.Б. 2012. Промежуточный отчет по Государственному Контракту № 59/12 от 29 августа 2012 г. на оказание услуг по организации и проведению мониторинга состояния популяций охотничьих видов гусеобразных птиц Нижней Оби (Шурышкарский район). М.: 2012. 1–64.

Розенфельд С.Б. 2012. Итоговый отчёт о результатах мониторинга состояния популяций охотничьих видов гусеобразных Нижней Оби (Шурышкарский район), выполненный в соответствии с требованиями государственного контракта № 59/12 от 29 августа 2012 г. М.: 1–64.

Rozenfeld S. 2012. Intermediate report of UNEP/AEWA Small-Scale Funding Agreement (2012-8) “Conservation of the Lesser White-fronted Goose in the Ob Valley, including the monitoring of Lesser White-fronted Geese and the assessment of hunting pressure as well as the regulation of hunting in the area” and “Monitoring of Lesser White-fronted Geese in Volgograd as well as regulation of hunting in the area”. UNEP AEWA Technical series: 1–18.

Rozenfeld S. 2013/ UNEP/AEWA Small-Scale Funding Agreement (2012-8) “Conservation activities for the Lesser White-fronted Goose in the Ob Valley” and “Monitoring of Lesser White-fronted Geese and Regulation of Hunting in the Volgograd District”. Final report: 1–51.

Розенфельд С.Б. 2013. Промежуточный отчет о результатах первого этапа оказания услуг по организации и проведению мониторинга состояния редких видов гусеобразных птиц Нижней Оби  (Шурышкарский и Приуральский районы ЯНАО) (По договору № 62/13 от 22 мая 2013 г.). М.: 1–42.

Розенфельд С.Б. 2013. Промежуточный отчет о результатах первого этапа оказания услуг по организации и проведению мониторинга состояния охотничьих видов гусеобразных птиц Нижней Оби  (Шурышкарский и Приуральский районы ЯНАО) (По договору № 58/13 от 20 августа 2013 г.). М.: 1–33.

Розенфельд С.Б. 2013. Итоговый отчет о результатах оказания услуг по организации и проведению мониторинга состояния редких видов гусеобразных птиц Нижней Оби  (Шурышкарский и Приуральский районы ЯНАО) (По договору № 62/13 от 22 мая 2013 г.) М.: 1– 60.

Розенфельд С.Б. 2013. Итоговый отчет о результатах оказания услуг по организации и проведению мониторинга состояния охотничьих видов гусеобразных птиц Нижней Оби  (Шурышкарский и Приуральский районы ЯНАО) (По договору № 58/13 от 20 августа 2013 г.). М.: 1–73.

 

Розенфельд С.Б. 2014. Промежуточный отчет о результатах оказания услуг по организации и проведению мониторинга состояния охотничьих видов гусеобразных птиц и песца  (Шурышкарский, Приуральский и Ямальский районы ЯНАО) (По договору № 12/14 от 13 мая 2014 г.). М.: 1–50.

Розенфельд С.Б., 2014. Итоговый отчет о результатах оказания услуг по организации и проведению мониторинга состояния охотничьих видов гусеобразных птиц и песца  (Шурышкарский, Приуральский и Ямальский районы ЯНАО) (По договору № 12/14 от 13 мая 2014 г.). М.: 1–68.

Розенфельд С.Б., 2014. Отчет о результатах научно-исследовательской работы по теме  «Исследование состояния популяций водоплавающих птиц в Приуральском, Шурышкарском, Пуровском, Надымском и Красноселькупском районах ЯНАО с применением учета численности птиц», выполненной в соответствии с требованиями государственного контракта № 16-14 от 25 июня 2014 г. (промежуточный). М.: 1–151.

Розенфельд С. Б. 2014. Отчет о результатах научно-исследовательской работы по теме  «исследование состояния популяций водоплавающих птиц в Приуральском, Шурышкарском, Пуровском, Надымском и Красноселькупском районах ЯНАО с применением учета численности птиц», выполненной в соответствии с требованиями государственного контракта № 16-14 от 25 июня 2014 г. (итоговый). М.: 1–394.

Розенфельд С.Б. 2014. Заключительный отчет о результатах оказания услуг и проведению мониторинга состояния редких видов гусеобразных птиц бассейна реки Юрибей (по договору № 35/14 от 14 апреля 2014 г.). М.: 1–35.

Розенфельд С. Б. 2014. Отчет по Соглашению о научном сотрудничестве ИПЭЭ РАН и МЭЦ «Арктика» от 20 июня 2014 г. о результатах научно-исследовательской работы по теме  «Изучение популяционных параметров, динамики и характера миграций краснозобой казарки (на примере популяции бассейна реки Юрибей (п-ов Ямал)». М.: 1–35.

 

Научно-популярная статья об исследованиях РГГ на Ямале:

Константинова Т. 2014. Гуси «в законе». – Ямал–Арктика, 2 (5): 61–64.

Фотоотчёты (подборка пилота-исследователя Г. Киртаева):

Вдоль Оби (2010): https://plus.google.com/photos/+George123/albums/5716684303436844097

На Карском море (2013): https://plus.google.com/+George123/posts/UmTCkRy3Wp1

На север с гусями (2013): https://plus.google.com/photos/+George123/albums/5884385144277400353

Чёрные казарки и кулики (2013): https://plus.google.com/photos/+George123/albums/5933416663027488033

Осень (2014): https://plus.google.com/photos/+George123/albums/6068419314248175409

 

Информация о проекте в СМИ:

http://ks-yanao.ru/novosti/22988-okhotnichij-azart-bjot-bez-razboru-6776

Информация о проекте на сайте «Сообщество натуралистов Югры» http://naturhmao.ru/content/news/index.php?news=371

Изучение лесного гуменника в Ямало-Ненецком автономном округе

Проект РГГ при участии и поддержке Центра кольцевания птиц России (ИПЭЭ РАН), МЭЦ «Арктика», Департамента по науке и инновациям ЯНАО, Королевского института естественных наук Бельгии, Государственного заповедника «Верхне-Тазовский», Министерства лесного хозяйства Финляндии и AEWA; начат в 2014 г.

Проект выполняется в рамках Соглашения о сотрудничестве в организации и проведении совместных научных исследований по теме «Исследование состояния популяций гусей и казарок для разработки мер по их сохранению и рациональному использованию».

Основные положения Соглашения:

  • Изучение популяционных параметров, динамики и характера миграций краснозобой казарки (на примере популяции бассейна реки Юрибей (п-ов Ямал).
  • Поиск ключевых мест гнездования и линьки лесного гуменника (Красноселькупский район).
  • Изучение антропогенного пресса и влияния абиотических факторов на состояние популяций краснозобой казарки и лесного гуменника в районе работ.
  • Разработка критериев, гармонизация и внедрение принципов неистощительного использования ресурсов гусей и казарок с учётом сохранения краснозобой казарки и лесного гуменника на территории Ямало-Ненецкого автономного округа.

 

 

Лесной гуменник (Anser fabalis fabalis)чётко выраженный таёжный подвид гуменника, возможно, являющийся отдельным видом (изучению систематики гуменника посвящён специальный проект РГГ). Это редкий, спорадически распространенный подвид, численность которого с 1960-х гг. катастрофически быстро сокращается. По учётам на зимовках в 1994–1997 гг., численность лесного гуменника составила 90–110 тыс., в 2005 г. – 80 тыс., а в 2009, по самым оптимистичным оценкам, – не более 60–65 тыс. (HELCOM Red List Bird Expert Group 2013). Зимние учёты 2014–2015 гг. показали, что на северо-востоке Германии и северо-западе Польши зимовало всего 10 600 лесных гуменников, а популяция, зимующая в Великобритании, сократилась до 246 особей. В Швеции зимовало всего около 35 000 лесных гуменников (Э. Фокс, Т. Хайнике, личн. сообщ.). Таким образом, численность популяции упала до 45–46 тыс., т.е. снизилась вдвое, причём только за последние 8–11 лет – на 20 %.

По результатам маршрутных учётов, число размножающихся лесных гуменников в северной тайге Западной Сибири оценивается в 0,8–3 тыс. особей. По другим оценкам, в репродуктивный сезон на севере Западной Сибири насчитывается в лучшем случае 1,5 тыс. особей, включая неразмножающихся птиц (Красная книга ЯНАО, 2010).

Основные причинами снижения численности лесного гуменника считаются:

  1. хозяйственное освоение территории гнездования, сопровождаемое отстрелом и беспокойством (в основном от моторных лодок);
  2. истощительная весенняя охота на миграционных остановках, сроки которой зачастую устанавливаются так, что основной охотничий пресс попадает на лесного гуменника;
  3. низкий репродуктивный потенциал (как следствие пп. 1 и 2).

Лесной гуменник охраняется Международной конвенцией по охране мигрирующих видов (Приложение II), включён в Красные книги 9 субъектов Российской Федерации, в том числе Ханты-Мансийского автономного округа (2003) со статусом «2 категория». Этот подвид планируется внести в новое издание Красной книги РФ.

 

Столь быстрое падение численности уже послужило толчком к усилению охраны лесного гуменника в других странах ареала. В 2012 г. природоохранный статус этого подвида поменялся (лесной гуменник был перемещён в Колонку А Таблицы 1 Соглашения по охране афро-евразийских мигрирующих водно-болотных птиц (АЕWА)), что означает запрет на охоту на этот подвид на всей территории Европы. В настоящее время разрабатывается международный План действий по сохранению лесного гуменника (http://www.unep-aewa.org/en/news/aewa-action-planning-workshop-taiga-bean-goose).

 

Участники Рабочего совещания по подготовке Плана действий (AEWA International Single Species Action Plan) для таёжного гуменника (ноябрь 2013 г., Финляндия)

В ЯНАО мигрирует, останавливается и размножается более 50% мировой популяции лесного гуменника. Таким образом, ЯНАО несёт значительную долю ответственности за этот подвид. При этом ни в одном регионе России, где расположены места размножения и зимовок лесных гуменников и через которые проходят пути их миграций, нет ООПТ, созданных для их охраны. Лесной гуменник внесён в Приложение 1 Красной книги ЯНАО (2010) «Таксоны животных, растений и грибов, нуждающиеся в особом внимании к их состоянию в природной среде».

 

 

Пожалуй, ни один другой вид или подвид гусей в России не является столь слабо изученным. Для заполнения пробела в наших знаниях об этом подвиде был разработан план изучения и определения состояния популяции лесного гуменника в Ямало-Ненецком автономном округе.

Основные задачи проекта:

  • Выявление мест гнездований лесного гуменника.
  • Мечение линных особей.
  • Изучение фенотипических особенностей особей ямальской популяции.
  • Определение успеха размножения лесного гуменника в ЯНАО.
  • Выявление ключевых мест весеннего и осеннего нагула не размножающихся особей.
  • Определение основных миграционных маршрутов в пределах ЯНАО.
  • Уточнение фенологии популяции лесного гуменника в ЯНАО.
  • Выявление лимитирующих факторов популяции.
  • Разработка комплекса мероприятий для сохранения популяции.

На совещании по теме «Сохранение редких и рациональное использование охотничьих видов гусеобразных птиц», организованном Департаментом природно-ресурсного регулирования ЯНАО 26 февраля 2013 года, была признана необходимость принятия срочных мер по сохранению лесного гуменника в ЯНАО, одобрен представленный план мероприятий и признано целесообразным включение лесного гуменника в Красную книгу ЯНАО. Кроме того, поскольку лесной гуменник отличается от других гусей по срокам пролёта и размножения на 10–25 дней, в целях его сохранения следует сдвинуть сроки весенней охоты на более поздние таким образом, чтобы она чётко приходилась на период массового пролёта северных гусей. С 2013 г. сроки охоты в ЯНАО были перенесены на более поздние, кроме того, ведётся разъяснительная работа с охотниками, распространяются листовки.

 

В июле 2014 г. работы проводили в Красноселькупском районе ЯНАО. Было обследовано более 800 км таёжных рек, найдено более 30 птиц с выводками. Пойманы и помечены цветными ошейниками две молодые птицы.

 

Группой экспертов из Рабочей группы по лесному гуменнику при AEWA выделено четыре субпопуляции лесного гуменника (западная, центральная, восточно-европейская и восточноазиатская), но мы почти ничего не знаем о статусе, экологии, путях миграций и зимовках ямальских птиц. Очевидно, что разработать эффективные меры для того, чтобы остановить стремительное падение численности лесного гуменника, о котором неизвестно вообще ничего, невозможно. Мы предполагали, что ямальские лесные гуменники принадлежат к восточноазиатской субпопуляции, сведения о которой практически отсутствуют. Так, неизвестны границы гнездового ареала, хотя предполагается, что он простирается до Енисея на восток и до 60º широты на юге. Особенности и места линьки, весеннего и осеннего пролётов также неизвестны.

Для того, чтобы понять, к какой из субпопуляций относятся лесные гуменники, обитающие в ЯНАО, в 2016 году двух взрослых размножавшихся гусей пометили PTT передатчиками. Полевые работы проводили 26–31 июля на реке Парусовой Красноселькупского района ЯНАО.

Для перемещения к месту отлова птиц и обратно использовали сверхлёгкие самолёты, что позволило провести полевые работы в крайне сжатые сроки.

За шесть дней отловлены три взрослые самки (две помечены передатчиками, одна – цветным пластиковым ошейником) и 6 подросших птенцов, три из которых помечены ошейниками. Получены данные по морфологии и отобраны пробы для проведения генетических исследований. Одновременно с отловами картировали встречи выводков и линных скоплений, проводили описание биотопов и изучение питания взрослых птиц и птенцов.

Из двух передатчиков один перестал передавать сигналы уже в августе, но данные дистанционного прослеживания второй помеченной птицы показали, что она весь август и сентябрь оставалась в районе мечения, в зоне болот и озёр на границе с Красноярским краем, площадью 23 × 36 км. Третьего октября птица покинула район мечения, и 4 октября одним миграционным броском достигла Томской области, двигаясь строго на юг. Пятого октября она пересекла Новосибирскую область и первую остановку сделала в Алтайском крае, где три дня кормилась на полях. 9 октября она пересекла границу Восточно-Казахстанской области, где оставалась до конца октября, также кормясь на полях сельскохозяйственных культур.

Путь осенней миграции лесного гуменника, помеченного передатчиком в Красноселькупском районе ЯНАО

Эти результаты подтвердили наши предположения об использовании ямальскими птицами азиатского пролётного пути. Помеченные гуменники, очевидно, принадлежат к восточноазиатской субпопуляции, зимовки которой находятся в юго-восточном Казахстане, Киргизии и северо-восточном Китае. Вероятно, с замерзанием озёр в Казахстане гуменники перемещаются в Китай. Что касается обитания в ЯНАО гуменников восточно-европейской субпопуляции, то пока мы можем констатировать, что помеченных нами цветными ошейниками птиц в Европе не отмечали. Гуменники, обитающие в западной части ЯНАО, вероятно, в Европу не летят. Но, чтобы это доказать, надо пометить гуменников в западных районах ЯНАО.

Благодаря этому проекту, мы можем хотя бы приблизиться к оценке численности и угроз для абсолютно неизученных субпопуляций лесного гуменника. Если продолжить проект в западной части округа, возможно, удастся существенно дополнить и верифицировать наши представления о популяционной структуре лесного гуменника. Подобное исследование даст возможность определить приоритеты по сохранению лесного гуменника как в ЯНАО, так и на местах остановок и зимовок: в Алтайском крае, Казахстане и Китае.

Репортаж об этом и некоторых других проектах РГГ в газете «Тюменские известия»: http://www.t-i.ru/article/new/7575

В 2017 г. были продолжены работы по мечению лесного гуменника в ЯНАО, с предварительными результатами которых можно ознакомиться в фильме.

В 2017 г. в рамках проекта РГГ, ИПЭЭ РАН, МЭЦ Арктика и заповедника «Верхнее-тазовский» вновь была организована экспедиция в Красноселькупский район Ямало-Ненецкого АО, во время которой удалось  пометить передатчиками ARGOS, ECOTONE и DRUID 7 взрослых птиц: четырех самок и трех самцов при выводках.

Получены данные от 6 птиц. Все птицы начали миграцию непосредственно из мест размножения, не образуя предмиграционных концентраций, как считалось ранее. Все птицы прилетели в Синьдзян-Уйгурский автономный район Китая, на территорию, граничащую с Алматинской и Восточно-Казахстанской областями Казахстана. Птицы использовали разные пути, хотя прибыли на место остановки с разницей всего в несколько часов. При перелете (2200 км по прямой) птицы не делали продолжительных остановок, останавливаясь лишь на несколько часов.

Пути миграции 6 лесных гуменников в 2017 г.

Начиная с октября, гуменники возобновили перемещение на юг. Одна птица, отлетев всего на 195 км, остановилась в долине оз. Эби-Нур.

Вторая птица 8 октября птица предприняла попытку перелететь Тянь-Шань в 230 км к югу в районе Наи Ленгелле на высоте  около 2 000 м, но была вынуждена повернуть назад и перелететь горы в 90 км к западу (на высоте 2300 м). Переместившись на 400 км к югу в Чапчал-Сибоский автономный уезд (район пос. Хочэн), эта птица 11 декабря пересекла границу с Казахстаном.

Третья птица начала перемещение на юг 8 декабря и также остановилась в районе пос. Хочэн.

Четвертая птица 5 ноября дважды пересекла горные хребты на высоте 220 м и 3800 м, и, переместившись на юг на 550 км, остановилась в долине в районе пос. Бай.

Пятая птица начала перелет 20 ноября и, перелетев Тянь-Шань на высоте 3800 м остановилась в районе Кашгара (Кызылсу-Киргизский автономный округ), в 200 км от границы с Киргизстаном и Таджикистаном. Дистанция перелета составила около 1100 км.

Шестая птица переместилась строго на юг на 350 км 26 октября, перелетев горы на высоте 3050 м, остановилась в районе Токкузтары.

Распределение гуменников в декабре 2017 г.

Все птицы покинули «общую остановку» в разное время, летели разными маршрутами и в настоящее время распределились по пяти разным остановкам.

Результаты работ изложены в публикации информационного агентства «Север-Пресс».

Исследование состояния популяций гусей и казарок для разработки мер по их сохранению и рациональному использованию в бассейне реки Юрибей

Проект РГГ,  Межрегионального экспедиционного центра «Арктика» и Королевского института естественных наук Бельгии (Institut royal des sciences naturelles de Belgique); 2014 г.

 

Летом 2014 г. была обследована территория южной части полуострова Ямал. Впервые обследование проводили параллельно на модельном участке (пешие и лодочные маршруты) и на более обширной площади с использованием сверхлёгкого гидросамолёта (https://youtu.be/l3awdrEPltI).

 

 

В качестве модельного участка для изучения состояния популяций гусеобразных птиц и оценки антропогенного влияния был выбран бассейн реки Юрибей (южный Ямал). Здесь проходит северная граница распространения многих видов животных и растений. В этом районе в массе гнездятся особо охраняемые виды птиц: краснозобая казарка (Branta ruficollis), сапсан (Falco peregrinus), малый лебедь (Cygnus bewickii), пискулька (Anser erythropus), обыкновенный турпан (Melanitta fusca) – виды, занесённые в Красную Книгу ЯНАО. [01] В бассейне Юрибея плотность краснозобой казарки и сапсана наиболее высока по сравнению с другими районами полуострова Ямал. Это важнейший район норения песца (Alopex lagopus), гнездования и линьки массовых охотничьих видов гусей и уток: белолобого гуся (Anser albifrons), гуменника (Anser fabalis), морянки (Clangula huemalis), морской чернети (Aythya marila), шилохвости (Anas acuta), гаги-гребенушки (Somateria spectabilis). Кроме того, бассейн р. Юрибей – один из ключевых районов, обеспечивающих жизнедеятельность коренного населения полуострова, и расположен поблизости от территорий, на которых ведётся активное освоение углеводородного сырья.

 

 

 

В период с 30 июня по 25 июля 2014 г. в районе работали 2 группы исследователей. Одной группой было проведено детальное обследование участка реки Юрибей от фактории Тарко-Сале до места поворота Юрибея на запад (320 км).

 

 

Вторая группа проводила обследование прилегающих территорий с использованием сверхлёгкого гидросамолёта АН-27 (4050 км). Кроме этого, 20 июля был проведён учёт малого лебедя с вертолёта МИ-8 (650 км). Это позволило получить представление о распределении гусеобразных птиц в южной части полуострова Ямал и затем сопоставить эти данные с данными, полученными на модельном участке.

 

 

Особое внимание было уделено изучению популяций редких видов: пискульки, краснозобой казарки, малого лебедя и турпана. Поскольку в гнездовой сезон пискулька и краснозобая казарка тесно связаны с хищными птицами – тундровым сапсаном (Falco peregrinus calidus) и зимняком (Buteo lagopus), было проведено детальное обследование их мест гнездования.

 

 

Найдены и закартированы колонии краснозобой казарки и гнёзда сапсана и зимняка, получены данные о встречаемости и распределении 19 видов гусеобразных птиц, определены места основных предлинных концентраций малого лебедя и шилохвости. Получены данные о фенологии гнездования и отлёта на линьку 16 видов гусеобразных птиц, а также об успехе гнездования 4 видов гусей и казарок.

 

 

В целом успех гнездования редких видов оценен нами как очень низкий. Обратила на себя внимание крайне низкая численность гаги-гребенушки, турпана и чирка-свистунка. Численность всех видов гусеобразных птиц, за исключением малого лебедя, также оказалась гораздо ниже, чем в предыдущие годы. Мы полагаем, что идёт прогрессивное снижение численности популяций гусеобразных, гнездящихся в ЯНАО, связанное с антропогенным влиянием, в первую очередь с охотой и браконьерством. Параметры охоты, особенно осенней, на водоплавающую дичь в ЯНАО далеки от научно обоснованных, что приводит к истощительному и неэффективному использованию ресурсов гусеобразных птиц. Если в ближайшее время сроки, нормы добычи, «Перечень видов, относящихся к объектам охоты» и региональные «Правила охоты» не будут пересмотрены, численность популяций гусеобразных птиц в ЯНАО будет продолжать снижаться.

 

 

Отдельно необходимо описать случай нелегального сбора кладок сапсана на реке Юрибей. Из обследованных 8 гнёзд сапсана  7 оказались пустыми, а восьмое гнездо было новым со свежей кладкой. К каждому гнезду вели следы сапог. Гнёзда гусей, гнездящихся поблизости, также явно посещали, но кладки в них остались нетронутыми. По словам факторщика (фактория Тарко-сале), ближайшие к фактории обрывы на р. Юрибей в этом году посещал болгарин.

 

 

Поскольку подвид сапсана, который гнездится в тундре, пользуется огромным спросом и крайне редок у европейских заводчиков, мы полагаем, что кладки сапсана были собраны специально с целью вывоза и продажи.

От нелегального сбора яиц сапсана, кроме популяции этого вида, пострадали и тесно связанные с сапсаном экологически краснозобые казарки. Число колоний краснозобой казарки и число гнёзд в колониях в этом сезоне сильно уменьшились по сравнению с предыдущими годами.

 

На наш взгляд, территория Ямальского заказника, куда была включена территория бывшего природного парка «Юрибей», слишком велика, чтобы было возможно обеспечить там контроль над браконьерством. Мы считаем целесообразным создание точечных памятников природы в ключевых местах концентраций редких видов, где необходимо создать научные стационары, а также обеспечить постоянное присутствие инспекторов для борьбы с браконьерством.

 

По результатам проекта опубликована статья:

 

Розенфельд С. Б., Киртаев Г. В., Шоффеньель М., Ванжелюв Д. 2014. Краснозобая казарка и пискулька на Южном Ямале. – Казарка, 17: 46–56.

 

Научно-популярная статья об этом проекте и других исследованиях РГГ на Ямале:

 

Константинова Т. 2014. Гуси «в законе». – Ямал–Арктика, 2 (5): 61–64.

 

 

 

 

 

 

 

Учёт гнездящихся гусеобразных и изучение трофических отношений гусей и казарок на территории заказника «Шоинский»

 

Исследования проводили в западной части полуострова Канин, где на побережье Белого моря в междуречье Шойны и Торны расположен государственный природный заказник регионального значения «Шоинский» (http://eco29.ru/oopt/nao/zakazniki-nao/shoinskij).

 

Район работ не испытывает сильного антропогенного воздействия и слабо заселён. В то же время большая часть населения посёлка Шойна состоит из активных охотников на водоплавающих птиц. На пролёте в среднем каждый год добывается около 2000 гусей и казарок, однако интенсивная осенняя и весенняя охота из-за небольшого общего числа охотников слабо влияет на состояние популяции белощёкой казарки. Влияние весенней и осенней охоты на крупные виды гусей (гуменника и белолобого) в настоящее время трудно оценить, эта проблема требует специального исследования. Ранее практиковавшийся промысел линных гусей в настоящее время отсутствует, но  продолжается массовый сбор яиц, причём первая кладка часто изымается полностью.

Цели проекта:

 

  1. Инвентаризация авифауны в районе работ
  2. Мониторинг весеннего пролёта гусеобразных
  3. Картирование колоний белощёкой казарки
  4. Мониторинг и оценка численности размножающейся части популяции белощёкой казарки
  5. Учёты численности гусеобразных
  6. Сбор информации по статусу пискульки на территории заказника
  7. Сбор материала по питанию в различных биотопах (с учетом мозаичности ландшафтных характеристик лайды и тундр)
  8. Сбор материала по меченым цветными кольцами птицам
  9. Сбор информации о находках и добыче окольцованных птиц

 

Основным объектом исследований была белощёкая казарка (Branta leucopsis). Наиболее детально изучали гнездовую и кормовую экологию именно этого вида и оценивали напряжённость его трофических отношений с другими видами гусеобразных.

 

На фоне стремительно растущей численности белощекой казарки  особенно интересны разнообразие трофических стратегий и особенностей питания этого вида в разных местообитаниях. При гнездовании на о. Вайгач и Шпицбергене казарки демонстрируют  полное разделение гнездового и кормового участков. Адаптацией к такой стратегии служит поведение самца, который остаётся у гнезда и не сопровождает самку на кормёжку. Таким образом, в исконных местообитаниях белощекие казарки кормятся вне охраняемого гнездового участка. При заселении лайдовых приморских лугов наблюдается отчётливое переключение на другой тип трофических отношений. Гнездовая территория при этом становится больше и позволяет совмещать гнездовой и кормовой участки. Соответственно меняется поведение гнездящейся пары.

 

 

В связи с этим возникает ряд вопросов, связанных с доступностью кормовых ресурсов:

 

  • Достаточно ли для восполнения энергетических затрат насиживающей самки размеров охраняемого участка?
  • Какие кормовые ресурсы используют птицы, т.е. насколько кормовой биотоп соотносится с кормовым спектром рациона?
  • Используют ли птицы для кормления только охраняемый гнездовой участок или вынуждены расширять кормовую территорию, выходя за его пределы?
  • Если это происходит, как соотносится качество кормового участка с мозаичностью лайдовых микробиотопов?

 

 

Было выяснено, что при кормлении белощёких казарок на лайдовых приморских лугах происходит следующее:

 

1. укорочение высоты маршевого коврика, что делает его недоступным для других  видов гусей

 

 

2. при гнездовании вне лайды, например, в междюнных понижениях – переключение на рацион, сходный с рационом крупных видов гусей

 

3. интенсивная трансформация кормовых местообитаний, после чего такие биотопы активно заселяют пионерные виды богатыми белками двудольных, что крайне важно для полноценного питания пуховых птенцов и позволяет избежать конкуренции с более крупными видами

 

 

Были закартированы и детально описаны колонии белощёких казарок. Кроме этого, на обследованной территории были проведены учёты численности 4 видов гусеобразных и проанализировано их биотопическое распределение в периоды насиживания и вождения выводков. Описан характер трофических связей гусей, лебедей и казарок.

 

В свете полученных данных были сформулированы предложения о необходимости

  • строгого соблюдения режима заказника;
  • постоянного мониторинга состояния колонии белощёких казарок и прилегающих территорий;
  • контроль над охотой на гусеобразных и сбором яиц;
  • пропагандой охраны редких видов;
  • предотвращения беспокойства птиц в период вылупления;
  • проведения образовательных и экологических программ для школьников, которые можно осуществить на базе полевого стационара «Кулемки».

 

 

По теме проекта опубликованы статьи:

 

Розенфельд С.Б., Карагичева Ю.В. 2010. Особенности питания самок белощекой казарки (Branta leucopsis) на лайдовых приморских лугах Европейского Севера. – Актуальные проблемы экологии и эволюции в исследованиях молодых ученых (Материалы Конференции молодых сотрудников и аспирантов Института проблем экологии и эволюции им. А.Н. Северцова). М., Товарищество научных изданий КМК: 270–277.

Розенфельд С.Б., Иванов М.Н., Плец М.Ю., Нечаев М.Г. 2011. Экологические особенности питания белощекой казарки (Branta leucopsis) и напряженность трофических связей гусеобразных на лайдовых приморских лугах полуострова Канин.  – Казарка, 14: 138–169.

Розенфельд С. Б.,  Иванов М.Н. 2011. Экология гнездования и трофические связи белощекой казарки на лайдовых приморских лугах полуострова Канин. – Тезисы докладов международной  конференции «Гусеобразные северной Евразии; география, динамика и управление популяциями», г. Элиста, Республика Калмыкия, 24–29 марта 2011 г. Элиста: 71–72.

Розенфельд С.Б., Шереметьев И.С. 2013. Питание и трофические связи белощекой казарки (Branta leucopsis): характер использования тундровых и приморский местообитаний о-ва Колгуев. – Зоологический журнал, 92 (12): 1450–1462.

Rozenfeld S.B., Sheremetiev I.S. 2014. Barnacle Goose (Branta leucopsis) Feeding Ecology and Trophic Relationships on Kolguev Island: The Usage Patterns of Nutritional Resources in Tundra and Seashore Habitats. – Biology Bulletin, 41 (8): 645–657.

 

Мониторинг гусеобразных птиц в Северном Казахстане и на прилегающих территориях Оренбургской области

Совместный проект РГГ, ПРООН/ГЭФ, Казахстанской Ассоциации Сохранения Биоразнообразия (АСБК) и AEWA; проводится с 2007 г.

Североказахстанская миграционная остановка (озёра, степи и агроландшафты северного Казахстана (Кустанайская, Акмолинская, Актюбинская и Северо-Казахстанская области), а также прилегающие районы Оренбургской области России) ежегодно используется мигрирующими популяциями гусей и казарок. Это – глобально значимые угодья: установлено, что во время весенней миграции здесь останавливаются вся мировая популяция краснозобой казарки (Branta ruficollis), вся западная популяция пискульки (Anser erythropus), а также значительная часть восточной популяции белолобого гуся (A. albifrons) и восточного подвида серого гуся (A. anser rubrirostris).

 

 

Уникальность данной территории заключается в том, что это единственный участок на всём протяжении Сибирско-казахстанско-черноморско-средиземноморского пролётного пути, где на сравнительно небольшой территории в огромном количестве концентрируются как глобально угрожаемые, так и охотничьи виды гусей и казарок. Благодаря этому именно здесь возможно ежегодно оценивать численность, видовую и возрастную структуру, а также воздействие негативных факторов, прежде всего, охоты. Это позволяет давать ежегодную оценку состояния отдельных популяций и видов гусей и казарок в целом.

 

 

В рамках работ по мониторингу в период осенней миграции, проводимых с середины 1990-х гг., определены ключевые территории в пределах североказахстанской миграционной остановки и разработана уникальная методика, включающая обследование всех мест концентрации мигрантов, учёты численности и определение возрастного состава, анализ динамики миграций и длительности остановок, оценку состояния водоёмов и спектра угроз для четырёх видов гусей и казарок.

 

 

Район работ мониторинговых групп осенью 2012 г. (обведены ключевые районы скопления гусей и казарок; серые кружки – обследованные озёра)

 

С 2007 г. осенний и весенний мониторинг ведётся на постоянной основе в рамках плановых работ РГГ, АСБК и АЕWА. Ранее учёты численности в больших скоплениях проводили методом визуальных статистических выборок. С 2008 г. соотношение видов в стаях и возрастной состав птиц определяются методом фотографирования с последующей обработкой снимков. При учётах во всех областях североказахстанской миграционной остановки было показано, что для расчёта доли видов в скоплениях и общей численности мигрантов результаты визуальных наблюдений не могут сравниться по точности и информативности с анализом фотографий.

 

 

С 2012 г. для определения границ ключевых остановок мигрирующих птиц и сроков пролёта используются данные, получаемые от помеченных спутниковыми и GSM передатчиками птиц. Сочетание этих методов позволяет получить точные данные как о структуре, так и о динамике миграционных скоплений гусей и казарок. Благодаря анализу данных от меченых птиц найдены новые места остановок краснозобой казарки и существенно расширена география мониторинга.

 

 

Полученные данные используются для уточнения охранного статуса видов, дополнения и корректировки данных, получаемых на местах их гнездования и зимовки и внедрения ряда практических мер по сохранению и устойчивому использованию гусей и казарок в пределах всего пролётного пути.

 

 

Материалы о ходе выполнения проекта размещены на сайте Казахстанской Ассоциации Сохранения Биоразнообразия (http://www.acbk.kz/ru/news/2406/; http://www.acbk.kz/ru/news/1118/) и в электронном выпуске «Степного Бюллетеня» (http://savesteppe.org/ru/archives/942).

 

Информация о мониторинге численности и распределения пискульки в Костанайской и Северо-Казахстанской областях в 2013 г. представлена в Годовом отчёте АСБК (2013 г.).

 

Данные осенних учётов обсуждаются в статьях:

Розенфельд С. Б., Тимошенко А. Ю., Салемгареев А. Р. 2009. Осенний пролёт гусей и казарок в Костанайской области, Казахстан, в 2008 г. – Казарка, 12 (2): 114–138.

Розенфельд С.Б., Тимошенко А.Ю., Вилков В.С. 2012. Результаты осенних учётов численности гусей и казарок на территории Североказахстанской миграционной остановки в 2012 г. – Казарка, 15(2): 164–175.